Знамя Победы в 1945 водрузили над Центральным архивом Германии?

Автор: , 12 Мар 2013

Советские солдаты штурмовали Центральный военно-медицинский архив Германии, будучи уверены в том, что штурмуют "логово фашистского зверя" - Рейхстаг.

По странной прихоти Сталина роль "логова фашистского зверя" была отведена Центральному военно-медицинскому архиву Германии. Здание, в котором  располагался архив, ранее (1894 - 1933) принадлежало немецкому парламенту ( Рейхстагу). Но после пожара в здании Рейхстага, парламент временно перебрался в здание стоявшего неподалеку  театра Кроль-Опера. Парламенты диктаторам не нужны и Рейхстаг собирался все реже и реже, но не для того чтобы поработать, а в качестве "массовки" для выступлений фюрера. Так 11 декабря 1941 года, на заседании парламента в здании театра, Гитлер объявил войну Соединенным Штатам Америки.  В 1942 году Рейхстаг собрался в последний раз и опять таки в Кроль-Опера.

File:Bundesarchiv Bild 183-1987-0703-507, Berlin, Reichstagssitzung, Rede Adolf Hitler.jpg

Гитлер объявляет войну США на заседании Рейхстага в здании Кроль- Опера 11 декабря 1941 года.

Здание, принадлежавшее ранее Рейхстагу ремонтировалось очень медленно, у диктаторов средств на парламент всегда не хватает. Парламент больше там не собирался, а во время войны, в 1939 году, пустовавшее  здание слегка  подремонтировали и передали Центральному  военно-медицинскому  архиву. Все усиливающиеся бомбардировки Германии, и в том числе Берлина,  привели к острому кризису не только с жильем, но и с помещениями для различных служб, госпиталей, больниц и т.д. В сороковых годах Центральный военно-медицинский архив потеснили и отдали часть помещений под  госпиталь. Затем туда втиснули  родильное отделение клиники Шарите и разместили роту солдат-инвалидов, которые по состоянию здоровья не могли воевать и которых использовали для выполнения различных работ. Командир батальона штурмовавшего здание, С.Неустроев, вспоминал как его бойцы взяли в плен двух генералов медицинской службы и как страшно горел архив - сотни тысяч  медицинских карточек.

Здание немецкого парламента в 1920-х годах.

В здании Центрального военно-медицинского архива работали  несколько сот гражданских служащих и находилось множество детей, которых для этого ежедневно на автобусах привозили в это  здание, т.к. в нем были прочные подвалы оборудованные под бомбоубежища  и оно считалось сравнительно безопасным. В 1942 - 1943 годах рассматривался проект перестройки здания в зенитно-противовоздушную цитадель, по немецки - Flak Turme (флактурм), разместив на крыше крупнокалиберные зенитные пушки. В Берлине было три таких цитадели ПВО, представлявших собой значительную угрозу для стратегических бомбардировщиков противника. При детальном проектировании оказалось, что проще и дешевле построить флактурм  с "нуля", чем перестраивать под эти цели здание предназначенное для парламентской работы.
.


Здание Центрального военно-медицинского архива Германии в 1939 - 1945 годах. Со времен Рейхстага на фронтоне сохранилась надпись "Немецкому народу".

 


Зенитная башня Flak Turme.


Вот в такую зенитную цитадель планировалось превратить и здание рейхстага.

Почему Сталин указал вывесить Знамя Победы над бывшим зданием Рейхстага? Чем ему не понравился Германский парламент, уже разогнанный Гитлером? Многострадальное здание парламента почему-то не любил и  последний кайзер Германии Вильгельм ІІ. И это было первое здание в Европе, разрушенное гитлеровцами еще в 1933 году. Почему вся мощь советской пропаганды представляла это не очень большое здание, с несчастливой судьбой,  в качестве "логова фашистского зверя"? Скорее всего, Сталин, застигнутый врасплох вопросом - на каком же здании вывешивать Знамя Победы- назвал первое здание, которое ему пришло в голову. А далее включилась в работу вся мощь партийно-пропагандистского аппарата, донесшая до каждого советского человека информацию о "логове фашистского зверя"  и Сталин не стал менять своего решения.

Пропаганда сделала свое дело и в головах советских людей сформировалось определенное представление о рейхстаге как о жутком и грандиозном логове врага. Поэтому  советские солдаты и офицеры первыми  пробившиеся к зданию не сразу его и узнали, а потом были разочарованы. Об этом интересно написано в мемуарах командира батальона, Героя Советского Союза, С.Неустроева:

"...Наступило утро 30 апреля 1945 года. Перед глазами изрытое, перепаханное снарядами огромное поле. Кое-где стояли изуродованные деревья. Чтобы лучше разобраться в обстановке, мне пришлось подняться на второй этаж.

Глубина площади, если можно было так назвать это поле, составляла метров триста. Площадь на две части рассекал канал, залитый водой. За каналом немецкая оборона — траншеи, дзоты, зенитные орудия, поставленные на прямую наводку. Около орудий копошатся люди. В конце площади небольшое серое здание с куполом и башнями.

Гусев, мой начштаба, высказал предположение: это рейхстаг! В первый миг я даже вздрогнул. Шли к нему четыре года, и рейхстаг представлялся каким-то необыкновенным: обязательно огромным, черным, страшным... А тут вдруг видим серое и только трехэтажное (считая цокольный этаж) здание.

У меня закралось сомнение: нет, это не рейхстаг! Тем более что за серым зданием, метрах в двухстах, виднелся громадный многоэтажный дом. И из него валил густой черный дым.

Я спустился в подвал, в голове сомнения,  перед глазами серое здание и в глубине большой горящий дом... По рации доложил обстановку командиру полка. Он выслушал спокойно и коротко приказал:

— Наступай в направлении большого дома, если ты считаешь, что это рейхстаг!

Я поставил перед ротами задачу: наступать левее серого здания, обойти его, выйти к горящему дому и перед ним окопаться. Батальон приготовился к атаке. Орудия капитана Винокурова, старшего лейтенанта Челемета Тхагапсо и орудийные расчеты дивизиона майора Тесленко были поставлены в проломах “дома Гиммлера” на прямую наводку. Батареи лейтенанта Сорокина и капитана Вольфсона заняли огневые позиции в боевых порядках стрелковых рот.

Наконец наша артиллерия открыла огонь. Площадь за каналом и серое здание затянуло дымом и пылью...

Взвилась серия красных ракет — сигнал атаки. Роты с криком “ура” бросились вперед. Но не успели пробежать и пятидесяти метров, как противник обрушил на нас сотни тяжелых мин и снарядов. Наше “ура” потонуло в грохоте. И вторая атака так же, как и первая, захлебнулась.

Вскоре ко мне на наблюдательный пункт пришел полковник Зинченко. Я доложил ему, что к рейхстагу никак не могу пробиться — мешают серое здание, из которого ведется стрельба, и очень сильный огонь справа.

Федор Матвеевич подошел к окну. Ему под ноги кто-то подставил патронный ящик. Он долго изучал карту. Потом смотрел в окно и опять на карту. И вдруг лицо Зинченко осветилось улыбкой. Он был взволнован.

— Неустроев, иди сюда... Смотри! Я встал на ящик рядом с командиром полка, но не понимал, чему радовался Зинченко.

— Да смотри же, Степан, внимательно! Перед нами рейхстаг!

— Где? — невольно переспросил я.

— Да вот же, перед тобой. Серое здание, которое тебе мешает, и есть рейхстаг!

Мы с Гусевым смущенно переглянулись. Полковник Зинченко ушел на командный пункт полка докладывать обстановку командиру дивизии генералу Шатилову. На прощание сказал:

— Готовь батальон к штурму. После его ухода я снова прильнул к окну. Серое здание поглотило все мое внимание. Теперь это было уже не просто здание, а что-то очень значительное, конечная цель наших боев и походов, наших страданий и мук. По внешнему виду рейхстаг был неказист. Три этажа, окна и двери замурованы красным кирпичом, но в них оставлены амбразуры. Я приложил к глазам бинокль — в амбразурах стволы пулеметов. Насчитал их до двадцати."

Схема штурма "рейхстага". Сразу за мостом Мольтке, в двойном сине-красном кольце, здание МВД (дом Гиммлера). Слева на Кёнигс-плац здание Кроль-Опера, разрушенное союзной авиацией в ноябре 1943 года, справа здание "Рейхстага". Оба здания в двойных сине-красных кольцах. В правом нижнем углу ощетинилась синим кольцом обороны Рейхсканцелярия, в которой застрелился Гитлер в этот же день, 30 апреля, в 15 часов, 15 минут. Вдоль котлована с водой (от недостроенной линии метро) расположились позиции четырех полков участвовавших во взятии  " Рейхстага" (Центрального военно-медицинского архива ).

Имеются воспоминания и с немецкой стороны. Например,  свидетельства рядового Вермахта Эрнста Битхера.

"В 15 лет он был призван в вермахт и прошел обучение в качестве вспомогательного персонала зенитной батареи – Luftwaffenhelfer.

"Я знаю, какое значение в СССР и России при освещении войны придавалось и придается взятию Рейхстага 30 апреля, – рассказывает Эрнст. И как это преподносится: штурм тысяч красноармейцев, ожесточенное сопротивление немцев. В фильмах это хорошо смотрится.

Понятно, что Рейхстаг и руины вокруг – отличная декорация для съемок, намного красочнее, чем рейхканцелярия, но кто же находился в Рейхстаге в действительности?" Следует сказать, что после пожара 1933 года Гитлер ни разу не был в Рейхстаге, и в нацистской Германии это здание не играло никакой политической роли. Парламент больше там не собирался, а во время войны в нем размещался центральный военно-медицинский архив, госпиталь, родильное отделение клиники Шарите и рота солдат, которые по состоянию здоровья не могли воевать.Там было еще несколько сот гражданских служащих и множество детей, которых до этого ежедневно на автобусах привозили в относительно безопасное здание.

"Нашу зенитную батарею перебросили к Рейхстагу 26 апреля. До этого мы несколько месяцев стояли на юге Берлина.

По дороге к Рейхстагу мы заночевали у аэропорта "Темпельхоф" и стали свидетелями интересной истории. Ночью прилетели русские самолеты, по виду еще времен Первой мировой войны ("кукурузники". – Авт.), почему-то выключили двигатели и, кружа на бреющем полете, стали бросать то ли гранаты, то ли мины... Было странно видеть, во-первых, такие самолеты, во-вторых, мы спрашивали себя, зачем они выключили двигатели", – вспоминает Эрнст.

28 апреля  в "Рейхстаге" появились эсесовцы. Они стали ловить в округе и расстреливать дезертиров. Парень был свидетелем одной такой экзекуции, наблюдая ее из окон верхнего этажа. Несколько эсесовцев уже приготовились к расстрелу, и тут начался сильный артобстрел. Эсесовцы бросились в укрытие, а солдат, которого хотели расстрелять, просто убежал.

30 апреля после очередного мощного обстрела Эрнст прятался в подвале, но его нашли два эсесовца и, назвав "трусливой свиньей", отправили на кухню, где женщины делали бутерброды. Парень понес снедь в находящееся на другой стороне Кенигсплац (ныне площадь Республики) здание министерства внутренних дел.

"Когда вечером я вернулся в Рейхстаг, мне сказали, что в нем появились русские солдаты. Все были очень взволнованы. Чтобы в темноте своих от чужих отличить, сообщили пароль и отзыв. В это время на крыше и водрузили первое красное знамя. Но мы об этом ничего не знали, – рассказывает Битхер.

Как рассказывали мне потом, в Рейхстаг несколько раз приходили русские парламентеры, предлагали сложить оружие и сдаться. Они говорили: "Через день-два война закончится. Зачем лишние смерти и у вас, и у нас". Наши это понимали, никто не хотел погибать в последние часы войны, но попробуй сдаться, когда у тебя СС за спиной. Эсесовцы, кстати, издевались над парламентерами – плевали в них, обзывали".

Солнечным утром 1 мая верхние этажи Рейхстага запылали. "Что мне там делать, подумал я и пошел от здания. В этот момент услышал свист пуль. В воронке неподалеку лежало трое русских. Как они в меня не попали, непонятно. То ли это были предупредительные выстрелы, то ли красноармейцы были выпившие. Ведь 1 мая – праздник. Спрятавшись за поваленным деревом, я достал гранату – "яйцо" и бросил в их сторону. Граната не взорвалась, но они залегли, и это дало мне возможность убежать, – продолжает Битхер.

– В этот же день я узнал о женитьбе и самоубийстве Гитлера. До того момента я верил в приход армии генерала Венка и освобождение Берлина. Известие о том, что Гитлер женился, для меня лишило его статуса полубога. Он вдруг стал обычным человеком". Следующую ночь парень провел неподалеку, в подвале дворца Бельвю. Утром 2 мая снаружи послышалась русская речь. Мы вышли, и нас даже не обыскивали на наличие оружия. Русские повторяли лишь "Ури. Ури" (Uhr (ур) – часы.

Рейхсканцелярию, с уже мертвым Гитлером, но с еще живым Гёббельсом советские войска начали штурмовать вечером 1 мая. В ответ на полученный через парламентера отказ Гёббельса и Бормана безоговорочно капитулировать, начался в 18.30 последний бой. Штурмовые отряды прорвали последнее заградительное кольцо и ворвались в имперскую канцелярию утром 2 мая. Перестрелка в вестибюле с остатками уже разбежавшейся охраны. Спуск вниз. Из коридоров, из клетушек подземелья стали выходить военные и гражданские с поднятыми вверх руками. В коридорах лежали или сидели на полу раненые. Раздавались стоны. В  рейхсканцелярии  был эсэсовский госпиталь на 300 мест.

Разрушенная Рейхсканцелярия.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (4) на Знамя Победы в 1945 водрузили над Центральным архивом Германии?”

  1. A work of a harvest,exactly because of your troublesome writing, we can feel so much felicity, learn more our own understanding of their. The world could be so okay.

  2. If any one desires to be a successful blogger, then he/she must look at this paragraph, because it includes al} techniques related to that.

Ваш отзыв