Знамя Победы. Повороты судьбы. Часть I.

Автор: , 02 Фев 2016

Маршал Жуков 24 апреля повернул 3-ю Ударную армию, обходившую Берлин с севера, круто на юг, с задачей атаковать город с запада. 79-ый корпус генерала Перевёрткина был нацелен на район парка Тиргартен, на окраине которого находится Рейхстаг. Этот поворот 3-ей армии круто изменил судьбу многих людей.

Ещё 20 апреля Жуков  требовал от командующего 2-й гвардейской  танковой армией генерала Богданова, как можно быстрее выйти к Берлину:

«2-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача: первой ворваться в Берлин и водрузить Знамя Победы. Лично Вам поручаю организовать исполнение".

Но не сложилось. В полосе наступления 2-ой гвардейской танковой не удалось достигнуть требуемого успеха и приготовленное знамя Победы осталось просто знаменем. Зато вскоре стало очевидным, что шансы на взятие Рейхстага одной из дивизий 79-го  корпуса стремительно увеличиваются. Поэтому оживились политорганы этих соединений и подразделений  - от армейских до полковых.

О том, что за 4 дня до начала штурма Рейхстага политорганы определились и с будущим Знаменем Победы и с будущими знаменосцами Победы свидетельствует внезапный перевод двух солдат из пехотного подразделения  в полковой взвод разведки. Почему два солдата начавшие свой армейский путь только в январе 1945-го и ничем ко времени перевода в разведвзвод не отличившиеся - никаких наград, даже медалей за отвагу, не было у них в активе - вдруг приглянулись командованию? Почему вдруг такое решение?

Бои во вражеской столице ожидались очень упорные и чреватые большими потерями. А разведвзвод как правило  использовался не для ведения обычных боевых действий, а для выполнения специфических заданий. Если бы просто взяли двух солдат из роты во время общего наступления и посадили их где-то  в штабе, когда людей катастрофически не хватало ... Когда в качестве пехотинцев использовали артиллеристов и танкистов, изъятие двух здоровых солдат вызвало бы ненужные вопросы. А потом оказалось бы, что именно эти двое водрузили Знамя Победы. Слухи поползли бы очень и очень нехорошие.

С другой стороны, можно понять и политорганы. Они прекрасно понимали, что в сей момент пишется история. Солдаты и офицеры водрузившие Знамя Победы попадут в учебники. Поэтому кандидаты на звание знаменосцев Победы должны отвечать абсолютно всем критериям образцового советского человека, с кристально чистой биографией  (чтобы в родне не было никаких  кулаков, дворян и других врагов народа), с принадлежностью к правильному классу ( лучше рабочие, но сойдут и колхозники) и к правильной национальности. Кроме того они должны были быть послушными и легко управляемыми. Как известно, настоящие герои - люди неожиданных самостоятельных решений. Они могут вытворить такое, что нормальному человеку и в голову не придёт. Политорганы, конечно-же, в этом не ошиблись. Сколько проблем у властей было потом с Булатовым, Берестом, Бобровым, Маковым, Мининым и  другими участниками штурма Рейхстага и водружения над ним красных знамён, Знамён Победы.

Но тщательно подобранные и утверждённые в высоких инстанциях знаменосцы могли погибнуть во время боёв. Потери были чрезвычайно велики. Например, в батальоне Неустроева 24 апреля было 350 бойцов, а к 30 апреля осталось только 35. Поэтому будущих героев - знаменосцев перевели в разведчики, под опеку командира разведроты капитана Кондрашова. И пока шёл штурм Рейхстага Егоров и Кантария сидели в штабе полка и терпеливо ждали своего бенефиса.

Естественно, что кроме небольшого числа посвящённых, никто из солдат и офицеров и не подозревал об уже  сделанном выборе. Наоборот, было объявлено что установившие первое знамя на Рейхстаге будут удостоены звания Героя Советского Союза. И не только они, но их командиры тоже получат желанные звёздочки. Лучше бы не объявляли! Если бы политработники знали, что из всего этого получится...

Командир 150-й дивизии, генерал Шатилов, для водружения знамени предпочёл 756-й полк полковника Ф.М.Зинченко, чем огорчил командира 674-го полка подполковника А.Д.Плеходанова. Но Алексей Дмитриевич не сдался и поручил своему взводу разведки изготовить знамя и попробовать первыми водрузить его над Рейхстагом. Такую же цель поставили перед собой многие другие. И это не удивительно - закончить войну со звёздочкой Героя - совсем неплохо! Удивительно другое. Командир 79 корпуса генерал Перевёрткин, прекрасно знавший о роли уготованной знамени №5, тем не менее организовал две группы из артиллеристов- разведчиков  под командованием офицеров своего штаба, Бондаря и Макова, также для водружения победных знамён! Или может быть это была подстраховка на случай неудачи со знаменем №5?

Как бы там ни было, но первым это удалось сделать группе разведчиков 674-го полка под командованием лейтенанта Сорокина, при поддержке бойцов из роты лейтенанта Греченкова. Водружение знамени произошло  в 14.25 тридцатого апреля. До крыши Рейхстага из  взвода Сорокина добрались, кроме его самого,  Виктор Правоторов, Григорий Булатов, Иван Лысенко, Степан Орешко, Павел Брюховецкий и Михаил Пачковский. По предложению командира батальона Давыдова с полковыми разведчиками "пошёл на дело" командир батальонного взвода разведки лейтенант Кошкарбаев, смелый и инициативный офицер. Первое Знамя Победы над Рейхстагом было изготовлено из материала выпотрошенного немецкого матраса и прикреплено к грубому древку, обструганному  кинжалом.

2-го мая разведчики Сорокина для фотокинохроники ещё раз "штурмовали" Рейхстаг. Со знаменем Григорий Булатов.

Сегодня официальная историография не склонна доверять рассказам солдат и офицеров полка Плеходанова. Утверждают, что верхние этажи Рейхстага были взяты поздно вечером 30 апреля и поэтому знамя не могло быть водружено ранее.  ( Гарнизон Рейхстага, отступивший на цокольный этаж, капитулировал только утром 2-го мая после жаркого боя). Так ведь одно другому не помеха. В уличных боях, не только в Берлине, но и в Сталинграде, очень и очень часто бывали ситуации, когда в одной комнате находились советские солдаты, а в соседней немцы; когда первый и третий этаж занимали наши, а второй занимал противник. Такой авторитетный свидетель как Александр Бессараб, в своих мемуарах утверждает, что он лично видел как около 14.00 в Рейхстаг ворвались не менее сотни советских бойцов. Это подтверждает и другой участник штурма Рейхстага, генерал (тогда младший лейтенант) В.С.Устюгов, председатель совета ветеранов 150-й дивизии.

Во всяком случае доклад о взятии Рейхстага и водружении знамени пошёл наверх и Г.К.Жуков доложил об этом Сталину. Доклад был правдив наполовину: знамя поднято, но гарнизон Рейхстага всё ещё отчаянно сопротивлялся. Ф.М.Зинченко пришёл где-то около 16.00 на НП А.Д.Плеходанова с бутылкой шампанского и тортом, поздравил его с первым знаменем на Рейхстаге и подарил ему свои трофейные швейцарские часы. Потом они сфотографировались на память об этом событии.

Картинки по запросу плеходанов алексей дмитриевич

Ф.М.Зинченко и А.Д.Плеходанов, 30 апреля 1945 года.

А противник и не собирался отступать из Рейхстага. Архитектура здания способствовала упорной обороне. По лестнице парадного входа можно было попасть  на первый этаж (Hauptgeschoss), где находился зал заседаний, и выше на второй этаж (Obergeschoss) и мезонин (Zwischengeschoss), который у нас чаще всего называют чердаком. Немцы заняли оборону в цокольном этаже ( Erdgeschoss)который часто называют подвалом, хотя окна этого "подвала" находились  высоко от земли. (Просто так не влезешь). Войти с улицы в цокольный этаж можно было через три других входа (южный, он же депутатский, восточный и северный), но все они были под контролем у немцев. Несколько внутренних лестниц соединяли первый этаж с цокольным, но двери были забаррикадированы немцами. Наши солдаты, ворвавшиеся в Рейхстаг не могли "достать" немцев засевших в цокольном этаже, а те, в свою очередь,  не могли стрелять по нашим находящимся над ними. Зато все подходы к Рейхстагу прекрасно простреливались из окон "подвала", что не давало возможности подкреплению прийти на помощь бойцам из взвода Сорокина и роты Греченкова. И только поздно вечером, когда уже стемнело, после очередной артподготовки,  в Рейхстаг ворвались батальоны Давыдова, Неустроева и Самсонова и две группы артиллеристов, созданных штабом 79-го корпуса, под командованием майора Бондаря и капитана Макова.

На фотоснимке хорошо видно разрушенные окна первого этажа. Цокольный этаж, из которого вели огонь немцы, почти не пострадал.

Окна цокольного этажа можно хорошо рассмотреть на старинной фотографии.

Группа Макова большим бревном, как тараном, выбила двери парадного входа и быстро устремилась наверх. Четвёрка разведчиков-артиллеристов 136-й пушечной бригады: Гизи Загитов, Михаил  Минин, Александр Лисименко и Алексей Бобров, показав прекрасную подготовку и редкую сноровку, выбралась на крышу Рейхстага и закрепила знамя на той же скульптуре, "Германия", что и разведчики взвода Сорокина. Это произошло 30 апреля в 22.40 по местному времени. Знамя укрепили на самой высокой (метров 6-7)  точке скульптуры, в короне великанши. Надо отметить, что перед этим Минин, с помощью товарищей, укрепил флаг 136-й пушечной бригады на стене рейхстага, сразу за колоннами парадного входа. Капитан Маков выйдя на крышу и убедившись, что знамя таки висит, тут же по рации, очень эмоционально, доложил об этом командующему 79-м корпусом генералу Перевёрткину. Знамя, подготовленное в штабе 79-го корпуса, сегодня  признано в качестве первого поднятого над Рейхстагом. Хотя героев Советского Союза этим замечательным разведчикам-артиллеристам не присвоили. Знамя, говорят, какое-то не такое, не достойное называться знаменем Победы. Звёздочки, видите ли, на нём нет и ширина у него какая-то неправильная.

Разведчики-артиллеристы, поднявшие знамя над Рейхстагом в 22.40 тридцатого апреля: М.Минин,Г. Загитов, А.Бобров и А.Лисименко. От бывалых бойцов веет силой и уверенностью в себе. Снимок сделан 1-го мая в штабе 136 пушечной бригады, после возвращения разведчиков.

Полковник Зинченко, судя по всему, получивший  хороший нагоняй от вышестоящего начальства из-за провала со знаменем №5, пришёл в Рейхстаг, где-то ближе к 24.00, чтобы на месте каким-то образом исправить ситуацию. Потребовал, чтобы Неустроев доложил ему ситуацию с водружением знамени. Тот, ничего не подозревая, начал перечислять где и какие знамёна были развешаны. Зинченко, повысив голос, сказал - не то ты говоришь комбат. Я спрашиваю, где знамя Военного Совета армии? Я же приказал Кондрашову, чтобы оно было в первых рядах наступающих!

Неустроев недоумённо пожал плечами. И тогда Зинченко начал разыгрывать спектакль. Он позвонил в свой штаб и спросил у начштаба майора Казакова  где знамя. Ему доложили. что тут, в штабе. Тогда Зинченко потребовал, чтобы знамя срочно прислали в Рейхстаг "с двумя проверенными, надёжными солдатами из взвода  разведки". Ф.М.Зинченко в своих мемуарах вспоминает некоторых своих действительно очень толковых разведчиков. Но ему Казаков присылает двух солдат ещё вчера бывших пехотинцами, в разведку никогда не ходивших, до сих пор себя никак не проявивших и ставших разведчиками по непонятным для окружающих обстоятельствам. И Зинченко ничуть не удивляется увидев перед собой двух запыхавшихся солдатиков вместо "проверенных и надёжных" разведчиков.

Групповое фото разведчиков 756 полка на фоне Рейхстага. Скромное расположение во втором ряду показывает, что в иерархии разведвзвода, (уже после штурма Рейхстага!) Егоров и Кантария занимали последние места. Видно. что у Кантарии наград совсем нет, а у Егорова медаль есть (за партизанский отряд). Снимок из семейного архива Николая Беляева (крайний слева в первом ряду). Беляев умер в декабре 2015 года в возрасте 93 лет.

Егорова и Кантарию отправляют в сопровождении взвода автоматчиков на крышу водрузить знамя на видном месте. "Надёжные разведчики", не имеющие никакого, самого маленького, опыта возвращаются через 20 минут, со знаменем. Оказывается они не взяли фонарик ("разведчики" не подумали, что ночью в здании с заложенными окнами будет очень темно) и вообще на нашли дороги на крышу. Минин рассказывал о Загитове, который видел в темноте как кошка, всегда выбирал верное направление и находил решения в казалось бы безвыходных положениях. Это - разведчик! А тут два простых парня, на фронте без году неделя, абсолютно без всяческих способностей к трудной профессии разведчика. И эти парни, до сих пор лишь  исправно выполнявшие приказы, оказались в трудной ситуации не имея привычки действовать самостоятельно, инициативно.

Взбешённый Зинченко потребовал уже от Неустроева немедленного выполнения задания. Неустроев поручил своему замполиту Алексею Бересту, опытному воину, воевавшему с 1939 года, взять группу автоматчиков и незадачливых знаменосцев и выполнить приказ - установить знамя. Через полчаса Берест вернулся и доложил, что задание выполнено. Правда эта группа вышла на крышу не в районе западного, парадного, фасада, а в районе восточного фасада. Там, где возвышались две конные фигуры, императоров Вильгельмов, Первого и Второго. Деда и внука. Знамя №5 прикрепили к одному из Вильгельмов.

Примерно так выглядело и водружение флага №5 Егоровым и Кантарией под руководством Береста. Хотя, скорее всего, им помогали автоматчики сопровождения. На снимке неизвестные воины прикрепляют флаг на скульптуре Вильгельма ІІ.

Жизнь в Рейхстаге бурлила. Появился майор Бондарь со своей группой. Они штурмовали Рейхстаг в составе 380 полка, совместно с батальоном Самсонова.  Кто-то из группы Макова проводил Бондаря на крышу, к скульптурной группе "Германия" ( разведчики её окрестили "Богиней Победы"), где и прикрепили к ноге огромного коня второе знамя 79-го корпуса.

А с Сорокиным произошла неприятная история. После того, как в Рейхстаг поздно вечером вошла основная группа штурмовавших и связисты Неустроева наладили телефонную связь, Сорокин решил, что пришло время доложить подполковнику Плеходанову о выполненном задании. Он подошёл к телефону, около которого стоял командир соседнего полка Зинченко. Полковник был в плохом настроении и явно подвыпивший. Сорокин обратился к нему с просьбой разрешить позвонить своему командиру. Зинченко разрешил и Сорокин стал докладывать, что задание выполнено и Знамя Победы ( имелся в виду самодельный флаг разведчиков) водружено. Зинченко, которого руководство дрючило за провал со знаменем Военного Совета ( да и звёздочка Героя похоже ускользала) потерял над собой контроль, выхватил тяжёлую металлическую трубку телефона и ударил лейтенанта Сорокина с размаху по голове.

Разведчики, увидев своего окровавленного командира и узнав в чём дело уже собирались совершить самосуд над чужим полковником. Парторг Виктор Правоторов с большим трудом удержал бойцов и поскорее всех увёл. Прибывший вскоре в Рейхстаг подполковник Плеходанов горячо благодарил разведчиков за их подвиг, за Знамя Победы. Особо Плеходанов поблагодарил Правоторова, что тот сумел удержать ребят от самосуда.

(Продолжение следует).

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю.

Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

 

 

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (3) на Знамя Победы. Повороты судьбы. Часть I.”

  1. Нет ничего проще :).

  2. Интересно, а можно у вас брать посты с RSS? Ссылку на источник обязательно поставлю.

    • admin:

      Брать посты со ссылкой можно. Но у меня были проблемы с RSS. Если у Вас получается брать оттуда — сообщите пожалуйста.

Ваш отзыв