«Знамя Победы» над поверженным маршалом Жуковым.

Автор: , 23 Мар 2013

Михаилу Егорову и Мелитону  Кантария  звание Героев Советского Союза за водружение "Знамени Победы"  было присвоено 8 мая 1946 года! По случаю первой годовщины победы над гитлеровской Германией. Почему награда так долго шла к героям, чьи имена вписаны в учебники истории СССР и России? И почему маршал Жуков  снял этих солдат с парада  Победы  и отправил на гостевые трибуны Красной Площади вместе с их командиром  батальона С.А.Неустроевым?  Неустроеву, кстати, как и еще двум комбатам, Самсонову и Давыдову, звание Героя было присвоено тоже 8 мая 1946 года.       

Маршал Жуков почему-то не считал подъем красного флага над зданием когда-то давно принадлежавшим немецкому парламенту (Рейхстагу) и в котором на момент штурма уже шесть лет находился медицинский архив Германии, деянием достойным присвоения  звания Героя Советского Союза и не давал ходу  наградным документам. И пока Жуков был в фаворе у Сталина, никаких перспектив на получение Золотых Звезд у этих участников штурма "Рейхстага" не было. Несмотря на то, что кандидатуры Егорова и Кантарии  протежировались Главным  политическим  управлением  Красной армии. ГПУ являлось идейным вдохновителем так называемого "Знамени Победы", что очень не нравилось Высшему командному составу армии. Конечно же, маршалы и генералы совсем не возражали против водружения одного или многих красных знамен над поверженным Берлином. Товарищ Сталин распорядился поднять красный флаг Победы над Центральным военно-медицинским архивом Германии, называя это здание "Рейхстагом"? - Пожалуйста, сделаем. Но когда выяснилось, что этот флаг, наскоро скроенный в политотделе армии, будет возглавлять парад Победы и будет пронесен впереди 360 заслуженных армейских знамен, до генералов наконец дошло, что Коммунистическая партия и её чадо, Главное политическое управление, собираются умыкнуть славу победителей у армии.

Политорганы очень расторопно изготовили девять красных знамен (красная  материя в завершающей фазе войны поставлялась в армию оперативно и в больших количествах), раздали их по дивизиям и тщательно следили, чтобы  в  нужный момент выбранные на роль будущих героев, утвержденные партийными структурами знаменосцы, оказались в нужном месте и поцепили нужный флаг. Нужный - это значит флаг Военного совета, по сути политотдела. Никакой другой флаг, каким бы красным он ни был, не устраивал армейские  партийные структуры.

Знамя Военсовета привезли в Москву (слева направо)  Неустроев, Кантария, Егоров, Съянов и Самсонов.

Просто замечательно это описано в мемуарах Неустроева:

"Около двенадцати часов ночи (30 апреля) в рейхстаг пришел полковник Зинченко. Я обрадовался его приходу.

— Капитан Неустроев, доложите обстановку...

Полковника интересовало знамя. Я пытался ему объяснить, что знамен много... Флаг Пятницкого установил Петр Щербина на колонне парадного подъезда, флаг первой роты Ярунов приказал выставить в окне. выходящем на Королевскую площадь. Флаг третьей роты... Одним словом, я доложил, что флажки ротные, взводные и отделений установлены в расположении их позиций.

— Не то ты говоришь, товарищ комбат! — резко оборвал меня Зинченко.— Я спрашиваю: где знамя Военного совета армии под номером пять? Я же приказывал начальнику разведки полка капитану Кондрашову, чтобы знамя шло в атаку с первой ротой! — возмущался полковник.

Стали выяснять, расспрашивать, оказалось, что... знамя в штабе полка, в “доме Гиммлера”.

Зинченко позвонил по телефону начальнику штаба майору Казакову и приказал:

— Организуйте немедленно доставку знамени Военного совета в рейхстаг! Направьте его с проверенными, надежными солдатами из взвода разведки.

Вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика — сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище. Ему суждено было стать Знаменем Победы!

Командир полка перед Егоровым и Кантарией поставил задачу:

— Немедленно на крышу рейхстага! Где-то на высоком месте, чтобы было видно издалека, установите знамя! Да прикрепите его покрепче, чтоб не оторвало ветром.

Минут через двадцать Егоров и Кантария вернулись.

— В чем дело?— гневно спросил их полковник,

— Там темно, у нас нет фонарика, мы не нашли выход на крышу,— смущенно подавленным голосом ответил Егоров.

Полковник Зинченно с минуту молчал. Потом заговорил тихо, с нажимом на каждый слог:

— Верховное Главнокомандование Вооруженных Сил Советского Союза от имени Коммунистической партии, нашей социалистической Родины и всего советского народа приказало вам водрузить Знамя Победы над Берлином. Этот исторический момент наступил... а вы... не нашли выход на крышу!

Полковник Зинченко резко повернулся ко мне:

— Товарищ комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над рейхстагом! Я приказал лейтенанту Бересту:

— Пойдешь вместе с разведчиками и на фронтоне, над парадным подъездом, привяжи знамя, чтобы его было видно с площади и из “дома Гиммлера”. Про себя же подумал: “Пусть любуются им тыловики и высокое начальство”.

Мне в ту пору было только двадцать два года, и я не понимал политического значения установления знамени. Главным считал — взять рейхстаг, а кто будет привязывать на его крыше знамя, дескать, не важно.

Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи, им расчищали путь автоматчики из роты Съянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышались стрельба и грохот разрывов гранат, но через минуту или две все стихло...

Прошло с полчаса. Берест и разведчики все не возвращались. Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле.

Минуты тянулись медленно. Но вот наконец... На лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжелые. Так ходил только Берест.

Алексей Прокопьевич доложил:

— Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвется. Простоит сотни лет.

В том далеком 45-м году я не мог предположить, что пройдут годы, в литературе, в том числе даже в исторической, будут писать: “30 апреля 1945 года Егоров и Кантария водрузили над рейхстагом в Берлине Знамя Победы! Слава им и троекратное “ура”!” Сейчас, на старости лет, я задаюсь вопросом: “А не велика ли честь для двух человек? Заслуга-то принадлежит солдатам, сержантам и офицерам трех батальонов! А не двум разведчикам!” Тогда же я об этом не думал."

Налицо очередной коммунистический обман - объявили медицинский архив вкупе с родильным отделением "логовом фашистского зверя" (Неустроев вспоминает, что некоторые солдаты ожидали увидеть там самого Гитлера), пообещали большие награды тем, кто первым вывесит красное знамя на "рейхстаге" ( много солдат с красными знаменами погибли не добежав до здания), но сами давным давно подготовили и "Знамя Победы" и уже назначили двух "героев", которые должны будут войти в историю. А тем героям, кто действительно был первым, приказали помалкивать. Кое кто и в тюрьму попал, чтобы не болтал лишнего.  Григория Булатова, который действительно первым поднял флаг над "рейхстагом", довели до самоубийства. А мужественному офицеру Бересту дали 10 лет тюрьмы, за то, что он выбросил в окно со второго этажа тыловую крысу вздумавшую оскорбительно высказаться о его боевых наградах. Настоящими героями всегда трудно управлять, поэтому коммунистическая партия всегда предпочитала "героев" назначенных ею, от неё зависимых и послушных.

К "рейхстагу" бежит разведгруппа Сорокина(постановочный снимок), где был и Г.Булатов.

И опять слово С.А.Неустроеву:

"В июне сорок пятого, командование и политотдел 3-й Ударной армии мне, Съянову, Егорову, Кантарии и Самсонову поручили доставить Знамя Победы в Москву.

20 июня 1945 года мы в сопровождении начальника политотдела 150-й дивизии подполковника Артюхова приехали в штаб 79-го стрелкового корпуса, где нас встретил начальник политотдела корпуса полковник Крылов. Проверяя боевую характеристику Знамени Победы, полковник развернул знамя и помрачнел. На чистом до того поле появилась надпись: “150 стр. ордена Кутузова II ст. Идрицк. див.”

Крылов пристальным взглядом, в упор посмотрел на Артюхова и спросил: “Кто вам дал право писать это?” И он ткнул пальцем в цифру 150. Артюхов понял, что самовольные действия командования дивизии надо как-то оправдать, и предложил Крылову не смывать и не стирать надпись, а добавить: “79 стр. корпус, 3 Ударная армия, 1 Белорусский фронт”. Но места на знамени осталось мало, поэтому написали сокращенно: “79 ск, 3 уа, 1 Бф”. Когда Крылов увидел на знамени цифру 79, он остался доволен. И конфликт был улажен.

В этот же день, 20 июня, нашу группу со Знаменем Победы с Берлинского аэродрома проводил в Москву начальник политотдела 3-й Ударной армии полковник Лисицын". Как видите, политработники ни на секунду не выпускали своё  "Знамя Победы" из поля зрения и контролировали процесс.

"Самолет немного пробежал и остановился, замолчали двигатели. Кто-то из членов экипажа открыл дверцу, и я увидел, что перед трапом стоит строй войск. Только потом понял, что это почетный караул встречает знамя. Церемония встречи для меня прошла словно в каком-то угаре. Команды. Музыка. Военный марш. Корреспонденты, фоторепортеры. Машины и машины. Я пришел в себя только тогда, когда нашу группу какие-то офицеры и корреспонденты специальным автобусом доставили в Ворошиловские казармы, где уже целый месяц готовились сводные полки всех фронтов к Параду Победы".

Почетный караул присланный для встречи "Знамени Победы".

Жуков искал повод чтобы не допустить знамя, изготовленное политотделом и которому по сценарию Парада Победы отвели место впереди   сводных полков всех фронтов. Кто ищет, тот всегда найдет. Воспользовавшись тем, что раненный в ногу Неустроев не мог как следует  "печатать" шаг, Жуков  снял "Знамя Победы" с парада. Где находилось знамя с 23 июня по 10 июля точно не известно. Но Главное политическое управление Красной армии от своего детища не отказалось и 10 июля распорядилось  передать его, до лучших времен,  в музей Красной армии.

Жукову в 1945 году, сразу после войны, когда военные еще обладали большой властью , этот удар по престижу армейских политорганов, да и по самой коммунистической партии, сошел с рук. Более того, в марте 1946 года Жуков был назначен на должность Главнокомандующего Сухопутными войсками и замминистра Вооруженных Сил СССР.


Маршал Жуков.

А уже в апреле началась интенсивная работа партийных и "компетентных" органов по устранению Жукова  со всех ответственных постов. Почему? Жуков в обычном для него бескомпромиссном стиле убрал из подчиненных ему сухопутных войск все политорганы ( шпиков, как он говорил). Конечно же, правящая коммунистическая партия и ее лидер И.В.Сталин, не могли допустить такого.
В начале апреля 1946 года были арестованы нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин, Командующий ВВС А. А. Новиков, заместитель командующего — главный инженер ВВС А. К. Репин, член Военного Совета ВВС Н. С. Шиманов, начальник ГУ заказов ВВС Н. П. Селезнёв и заведующие Отделами Управления Кадров ЦК ВКП(б) А. В. Будников и Г. М. Григорьян.
По свидетельствам репрессированных основной интерес во время следствия представляло получение фактов, связанных с деятельностью маршала Жукова, в связи с готовившейся кампанией по его компрометации:
Позднее Новиков записал: «Арестовали по делу ВВС, а допрашивают о другом… Я был орудием в их руках для того, чтобы скомпрометировать некоторых видных деятелей Советского государства путём создания ложных показаний. Это мне стало ясно гораздо позднее. Вопросы о состоянии ВВС были только ширмой…»
9 июня 1946 года Жуков был снят с должности Главкома сухопутных войск — замминистра Вооруженных Сил СССР и назначен командующим войсками Одесского округа (1946—1948). На Пленуме ЦК ВКП(б) в феврале 1947 г. маршал Жуков был выведен из числа кандидатов в члены ЦК ВКП(б).

Реальную власть Жуков потерял уже в апреле. Вот тогда и пришло время знаменосцев замполитовского флага. Егоров и Кантария стали наконец Героями Советского Союза. Скорее всего, они были хорошими солдатами, хотя и не самыми лучшими. Но им повезло попасть в проект коммунистической партии под названием "Знамя Победы". Заодно посчастливилось и трем боевым комбатам. Повезло не всем. Григорий Булатов, молодой разведчик, поднявший флаг над "рейхстагом" за 12 часов до официального "Знамени Победы" умер с насмешливой кличкой "Гришка-рейхстаг". Лейтенанта Береста, возглавлявшего отряд с Егоровым, Кантарией и группой автоматчиков, водрузивших "Знамя Победы" на крыше "рейхстага" и принимавшего на следующий день   капитуляцию последних защитников "рейхстага", благодарная Родина посадила на 10 лет за его отпор подленькому представителю власти. Не повезло еще многим, многим другим.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (4) на «Знамя Победы» над поверженным маршалом Жуковым.”

  1. Алекс:

    «Знамя Победы» — самый известный в мире фотофейк
    http://gulag.ipvnews.org/new/article20080512.php

    • admin:

      Здравствуйте!
      Я не называл бы эту знаменитую работу фотохудожника — фотофейком. Да, это постановочный снимок, чего Халдей никогда и не скрывал. Во всяком случае работа высоко оценена и Халдей получил за неё звание «рыцаря искусств» на международном форуме в г.Перпиньяне, Франция.
      http://timemislead.com/zanimatelnaya-istoriya/znamya-pobedyi-gonki-fotokorrespondentov-2

  2. негодованию нет предела. а как же Егоров и Кантария жили и публично подтверждали своё первенство .сами потом уже этому верили.что они первые и последние
    . я по моему в детстве еще смотрела с кантарией интервью если не ошибаюсь. а вот грузины вообще стали считать себя освободителями . раздувались от себялюбия и превосходства. многократно слышала о вкладе их нации в победу . а оказывается раздутая вонючка. жаль Жукова. а прав был . он знал всю «ляпу» и за миллионы погибших и за еще живых солдат наверняка ему обидно было
    повозку тянули все лошади. а сахарку то дали .под руку попавшей

    • admin:

      Наталья! Кантария не грузин. Он мегрел.При Сталине этот народ стали относить к грузинскому этносу. Но язык то у них совсем другой.

Ваш отзыв