Знамя Победы. Как затравить героя? Пособие от советской власти.

Автор: , 07 Окт 2016

Советской власти герои были весьма неудобны. С ними, героями, всегда было много проблем. Героями очень трудно управлять, они способны на поступки. Поэтому в Советском Союзе «героев» было принято назначать. Герой труда Стаханов, выбранный за хорошие анкетные данные парторгом Петровым, для «рекорда» которого целая бригада шахтёров рубила уголь, был хорошо управляем, говорил то, что ему подсказывали и не нёс никакой отсебятины, не проявлял никакой никому не нужной инициативы.

Директор  шахты, на которой работал Стаханов, Заплавский Иосиф Иванович за противодействия установлению фиктивного  «рекорда» впоследствии был арестован и отбывал срок в «Норильлаге», где и умер, а его место занял парторг Петров. Коммунистическая партия умела защищать своих «героев».

Были и другие «герои» Страны Советов, например Паша Ангелина, трактористка, организовавшая (!!!) женскую тракторную бригаду. В сталинское время, в тридцатые годы! Интересно, в то время были наивные люди, верившие в такую сказку? А затем она, молодая трактористка, в 1938 году кинула знаменитый лозунг – «Сто тысяч подруг- на трактор». Сталин усиленно готовился к войне и надо было заменить трактористов-мужчин.

Советской власти настоящие герои нужны не были – она «героев» штамповала сама. Правда сотрудничество с дъяволом всегда ведёт к неминуемой гибели. Стаханов умер в психиатрической клинике. Ангелина скончалась от цирроза печени не дожив и до 50-ти лет.

Пришла война и оказалось, что без настоящих героев обойтись невозможно. Но натуру коммунистического чиновника переделать было тяжело. И на завершающей стадии войны появились новые «герои», беспрекословно повинующиеся молодые солдаты, с подходящими анкетными данными. Им, М.Егорову и М.Кантарии была отведена роль «знаменосцев Победы».( Забегая вперёд скажем, что они тоже, пойдя на поводу у дьявола, окончили свой жизненный путь не менее печально, чем Стаханов и Ангелина).

Однако война разбудила множество настоящих героев, не липовых. И они, по собственной инициативе, справились с задачей водружения «знамён Победы» куда лучше и быстрее, чем «герои» назначенные компартией. Более того, настояще герои начали предъявлять свои права на первенство в водружении победных знамён. Естественно советская власть на такой  вызов могла ответить только в присущем ей стиле – репрессиями.

Первой жертвой среди героев-знаменосцев стал Виктор Правоторов. 20 мая 1945 года  в газете «Правда» было помещено фото, где В.Правоторов салютует знамени Победы на крыше Рейхстага. В 1946 г его страшно унизили тыловые райкомовские крысы, обозвали самозванцем, выгнали с работы. Мол нечего присваивать себе лавры настоящих героев – Егорова и Кантарии. А в 1962-м В.Правоторов  погиб  странной смертью.

В 1953 году очень странной для лихого разведчика смертью погиб Г.Загитов из группы Макова. Необычайно ловкий и сильный человек вдруг выпал из кузова грузовика, да так неудачно, что разбился насмерть. Видимо Гази Загитов слишком много рассказывал о своих подвигах (а гордиться было чем!) при водружении знамени над Рейхстагом задолго до Егорова и Кантарии.

В том же,1953 году, по ложному обвинению, когда все свидетели в один голос утверждали о невиновности храброго воина,  дали 10 лет лагерей Алексею Бересту, который буквально за шиворот затащил Егорова и Кантарию на крышу Рейхстага для водружения «знамени Победы». Но на долю которого у страны Советов не нашлось «лишней» звезды Героя. Кстати, А.Берест начал свой воинский путь в 1939 году, с Финской войны и дошёл до Берлина. Егоров с Кантарией тоже дошли до Берлина, но в действующую армию попали только в январе 1945-го.

В 1973 году наложил на себя руки затравленный советской властью Григорий Булатов, лихой разведчик 674-го  полка поднявший первый флаг над Рейхстагом. Правда родные и близкие считают, что Булатову «помогли». Очень  уж настойчивый характер был у бывшего разведчика и очень уж сильно он досаждал властям.

Но в этой главе пойдёт речь о травле совсем другого героя, капитана Владимира Николаевича Макова. Н.Ямской в своей книге «Кто брал рейхстаг. Герои по умолчанию» описывает первую встречу В.Макова с разведчиками – артиллеристами включенными в его группу:

«Высокий, подтянутый, атлетического сложения Владимир Маков на артиллерийских разведчиков сразу же произвел хорошее впечатление.

И не только внешностью. Под его случайно распахнувшейся кожаной курткой с капитанскими погонами мастера оптической и звуковой разведки моментально углядели о многом говорящий опытному глазу «иконостас». Мелькнувшие в разлете маковской двубортной кожанки ордена Красного Знамени и Красной Звезды, четыре нашивки за ранения – все это свидетельствовало о том, что командир их группе попался стреляный, боевой».

Восемнадцатилетний Владимир Маков ушёл на войну добровольцем в 1941 году, когда  немцы подходили к Москве. Родителям написал уже с передовой. В 1942-ом тяжело раненного Макова, без сознания, вывезли из Севастополя одним из последних транспортов. Очнулся он уже в Саратове, в госпитале. На тяжком пути к Берлину В.Н.Маков был ранен ёщё трижды. Группа Макова за два дня до штурма Рейхстага спасла от гибели штаб 674-го полка, отразив атаку зашедщих с тылу гитлеровцев.

Хорошо продуманная тактика группы, не ввязываясь в бои с гарнизоном Рейхстага, позволила быстро проникнуть на крышу здания и водрузить щтурмовое знамя 79-го корпуса на большой скульптуре, которую разведчики приняли за «Богиню Победы». Маков и его бойцы и не подозревали, что за 8 часов до них на этой же скульптуре своё знамя привязали разведчики взвода Сорокина из 674-го полка. Немцы через пару часов знамя взвода Сорокина сняли и бросили на крыше, недалеко от скульптуры. В кромешной тьме «маковцы» это знамя не увидели.

Интересно то, что обе группы, Сорокина и Макова, поздним вечером 30 апреля вели бой в Рейхстаге плечом к плечу. Оба командира докладывали своему непосредственному начальству о выполнении  задания, о водружённых знамёнах с некоторой разницей по  времни. В.Маков доложил по рации командиру 79-го корпуса генералу С.Перевёрткину примерно в 23.00, а С.Сорокин, не имея рации, смог сообщить  командиру 674-го полка подполковнику А.Плеходанову где-то после  24.00, после того, как была протянута телефонная линия.

Оба доклада были сделаны в присутствии множества свидетелей и привели к непредсказуемым  последствиям. Находящийся во время доклада Макова рядом с Перевёрткиным начальник политотдела 3-ей уд.армии подполковник Ф.Лисицын, «крёстный отец» «знамени №5» потребовал немедленной установки этого знамени. Получивший хороший нагоняй от своего начальства командир 756-го полка Ф.М.Зинченко отправился в Рейхстаг для организации водружения  «знамени №5». В процессе «оргработы», в полутёмном помещении, к нему подошёл незнакомый лейтенант и попросил разрешения позвонить по телефону. Но когда Зинченко услышал, что этот лейтенант докладывает своему командиру о знамени водружённом днём в 14.25, нервы у него не выдержали и он, выхватив  из  рук офицера тяжёлую металлическую телефонную трубку, с размаху ударил Сорокина по голове. Зинченко от самосуда разведчиков спас  всегда хладнокровный  Виктор Правоторов.

Фото. Утро 1-го мая. Группа артиллеристов-разведчиков 136-ой пушечной бригады, водрузившая флаг над Рейхстагом вечером 30-го апреля. Снимок сделан в штабе бригады сразу после возвращения героев. Слева направо: М.Минин, Г.Загитов, А.Бобров, А.Лисименко. На фотографии видно, что наград у бойцов было много и до штурма Рейхстага. У Лисименко видны орден Красной звезды и орден Славы. Загитов был награждён двумя орденами Славы. Минин и Бобров орденами Красной звезды.

В конце концов усилиями  замполитов  разных  рангов «знаменем Победы» стало «знамя №5» Военного совета 3-ей ударной армии, а главными «героями» стали два молодых бойца успевших повоевать по три месяца, но очень подошедшие ГлавПУ и руководству страны Советов. На Ноябрьском совещании 1961 г  участников штурма Рейхстага  густая завеса лжи вокруг штурма Рейхстага и водружения знамени Победы  начала понемногу развеиваться. Собравшиеся офицеры и генералы, а также военные историки пришли к выводу о первенстве группы Макова в водружении знамени. И строчка об этом попала даже в многотомную историю войны. Но как оказалось, руководство СССР не собиралось «переписывать» историю. Официальным «знаменем Победы» осталось «знамя №5».

 

Журналисты, присутствовавшие на Ноябрьском совещании, все спрашивали В.Н.Макова почему он молчал всё это время. И Маков в конце концов «созрел» и молчать перестал. Он стал выступать на радио, писать в газеты. Естественно, такое «вызывающее» поведение побудило структуры недремлюще заботящиеся о «правильности» общественного сознания начать компанию дискредитации отважного фронтовика.

В книге Героя Советского Союза И.Ф.Клочкова приведены два письма бывшего члена военного совета 3-й ударной армии А.И.Литвинова к  одному из героев штурма Рейхстага А.П.Бересту, пострадавшему в своё время  от советской власти, невзирая на воинские подвиги и беззаветный патриотизм. Кстати, о каких-либо воинских подвигах  самого А.И.Литвинова  никому не известно. Да и какие подвиги может совершить партийный функционер в военном мундире  приставленный  наблюдать за командующим армией? Кто не знает, членами военного совета называли высокопоставленных комиссаров. Ниже приведены письма А.Литвинова с  нащими комментариями:

 А.И.Литвинов (г.Москва, К-9, ул.Горького, 6, кв.117).

22.02.65.

«Дорогой Алексей Прокопъевич! К Вам обращается член Военно­го совета 3-й ударной армии генерал Литвинов Алексей Иванович. Зная, что являетесь активным участником водружения Знамени Победы № 5 над рейхстагом, я решил просить Вас ответить мне, и не только мне, на один вопрос. А именно:

В одном из институтов г.Москвы после доклада маршала ВВС Сергея Игнатьевича Руденко о 47-й годовщине Вооруженных Сил выступил капитан запаса Маков Владимир Николаевич (бывший адъютант НШ 79 СК Литунова). Он старался, тужился опро­вергнуть, что не съяновская рота, а он, Маков, с группой солдат первым ворвался в рейхстаг, что не Кантария, Егоров, Берест, а он, Маков, первым водрузил Знамя (не № 5, а другое) Победы над рейхстагом, а Знамя № 5 Военного совета армии было водружено значительно позже     (Маков) выпрашивает геройские звезды, опошляя историческую правду. Это же провокация, дискримина­ция, «что хотите».

Маков сказал не просто правду, а правду подтверждённую участниками Ноябрьского совещания. Среди участников был и главный комиссар 1-го Белорусского фронта – К.Ф.Телегин. В 1963 году вышел в свет 5-ый том «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» в котором прямо говорилось, что первым знаменем на Рейхстаге было знамя группы Макова. Вот цитата из 5-го тома, стр.285:

«В боевых порядках этого батальона (1-й батальон 756-го  полка-А.П.) действовала группа добровольцев под командованием капитана В Н. Макова Бойцы группы старшие сержанты Г. К. Загитов, А. Ф. Лисименко и сержант М. П. Минин с красным флагом бросились наверх. Прокладывая себе путь гранатами и огнем из автоматов, они вырвались на крышу и здесь укрепили флаг. Командир группы немедленно доложил о выполнении задания командиру корпуса генерал-майору С H Переверткину. В ночь на 1 мая по приказанию командира 756-го полка полковника Ф M Зинченко были приняты меры по водружению на здание рейхстага знамени, врученного полку Военным советом 3-й ударной армии. Выполнение этой задачи было возложено на группу бойцов, которую возглавил лейтенант А. П Берест Ранним утром 1 мая на скульптурной группе, венчающей фронтон здания, уже развевалось Знамя Победы, его водрузили разведчики сержанты М.А. Егоров и М.В. Кантария».

Обращает на себя внимание исключение из перечня героев-разведчиков группы Макова ст.сержанта А.Боброва, проявившего себя при штурме Рейхстага самым наилучшим образом. Алексей Бобров был настолько заметен в организации обороны при немецкой контратаке, что его хорошо запомнил Алексей Берест и узнал на фотографии показанной ему М.Мининым в 1961-ом году Дело в том, что Бобров относился к типу людей рождённых именно для войны. Храбрый, дисциплинированный и умелый воин в мирное время становился совершенно неуправляемым, искал приключения на свою голову, злоупотреблял с выпивкой. И кто-то там, наверху, не рекомендовал упоминать героя войны ставшего в мирное время асоциальным элементом.

Фото. Група генералов и офицеров 3-ей уд. армии перед Рейхстагом. Первый слева А.И.Литвинов.

Но вернёмся к А.Литвинову. Неужели высокопоставленный военный партработник, А.Литвинов, не мог прочитать, что написано в этой капитальной книге, до того как начать кидаться на В.Макова? Или здесь нечто другое? В 1945 году А.И.Литвинов занимал пост, который подразумевает, что он должен был быть в курсе спецоперации «знамя Победы». С ним несомненно согласовывали заранее кандидатуры Егорова и Кантарии, он несомненно принимал активное участие в «оттирании» знамени Берзарина. И он, скорее всего, давал добро на изготовление дубликата знамени №5. Поэтому праведный гнев бывшего члена военного  совета имеет весьма шкурный подтекст.

Таких самозванцев надо сажать на свое место. Надо полагать, что этим вопросом займется ГУК и Главное Политуправление. Вот почему прошу Вас, как очевидца и активного участника битвы за рейхстаг и водружения Знамени Победы, сказать (написать) свое суждение по существу.

Прошу не задерживаться с ответом.

С приветом, А.И.Литвинов». /91/

22.03.65.

«Дорогой боевой друг Алексей Прокопъевич Берест!

Письмо Ваше получил. С ответом задержался только потому, что ожидал вызова в ЦК по вопросу выступления Макова (об этом выступлении я Вам писал).

Вот так! Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союза оказывается пристально следил за тем, чтобы даже крошки правды из выдуманной истории о «знамени Победы» не доходили до народа.

13 марта 1965 года в ГУК (Главное управление кадров) Министер­ства обороны СССР состоялся разбор, вернее, состоялась беседа с Маковым. Туда пригласили меня, как бывшего члена Военного совета 3-й ударной армии, а также бывшего командира 150-й сд В.М.Шатилова.

В.М.Шатилов на Ноябрьском совещании был изобличён ветеранами в преднамеренной лжи и вынужден был там пойти на попятную. А что мог подтвердить А.Литвинов, находившийся далеко от передовой и знавший детали  штурма только по рассказам офицеров штаба армии, которые тоже самолично не наблюдали ход боя?

Были приглашены генерал Болтин Е.Р. (ответственный работник ИМА — по выпуску Истории Великой Отечественной войны).

Почему не вступился за Макова генерал Болтин Евгений Арсеньевич, под руководством которого был выпущен 5-й том и который в отличие от А.Литвинова прекрасно знал о чём в 5-ом томе писалось? Кстати, А.Литвинов в письме к А.Бересту неверно указал инициалы Болтина.

Там же был Маков. Трудно, да и нет надобности писать, как прошло все. Одно выяснилось: Маков решил всеми неправдами, я бы сказал, подтасовками показать себя, но делал это хитро.

На мой вопрос, почему он так раньше не выступал, в спустя около двух десятков лет решился на это, ответил: «Я решил бо­роться за правду — вот и причина».

Маков, как и раньше, и тут доказывал, что не Кантария, Его­ров, Берест и др. были в числе первых, водрузивших Знамя Победы над рейхстагом, а он, т.е. Маков с группой (Бобров, Лисименко, Загитов, Минин и др.) первыми ворвались в рейхстаг и первыми водрузили Знамя, и их надо наградить, как Съянова, Егорова, Кантария.

Он доказывал и продолжает доказывать (вернее, пытается), что его группа шла вместе с бойцами роты Съянова, но его группа в рейхстаг ворвалась первой, а потом рота Съянова и др., и 30.04.45 в 22.30 «мы водрузили Знамя» (т.е. флаг 79-го ск — И.К.).

Вот что он пишет в своем рассказе, присланном в газету «Со­ветская Россия», но еще не опубликованном: «...Примерно около часу ночи в помещение рейхстага прибыл командир 756 сп Зинченко. Разыскав капитана Неустроева, Зинченко спросил у него, где находится Знамя под № 5, выданное полку Военным советом 3-й ударной армии. (!!!)

Неустроев ему ответил, что Знамя наверху, уже установлено разведчиками, т.е. добровольцами из группы Макова. «Нет! Не то!» После чего Зинченко по телефону отдал распоряжение начальни­ку штаба майору Казакову прислать в рейхстаг из штаба полка Знамя № 5 с двумя разведчиками Егоровым и Кантария.

Примерно в 2 часа ночи 1 мая в рейхстаг прибыли разведчики 756-го СП Михаил Егоров и Мелитон Кантария в сопровождении разведчиков, под командованием Петра Щербины и под руководством замполита батальона Неустроева лейтенанта Береста и в тоже время, когда боя в рейхстаге уже не было, прошли на крышу и установили Знамя № 5 ниже нашего, к подножию бронзовой скулъnmуpы...»

Командир батальона С.А.Неустроев в своих мемуарах, вышедших в 80-х годах, описал всё рассказанное В.Н.Маковым с очень небольшими отличиями. Так что Владимир Николаевич, прямой и честный человек, ничуть не лукавил.

«...На купол рейхстага это Знамя Егоров и Кантария перевесили с 2 на 3 мая, когда боевые действия в рейхстаге были прекращены полностью и гарнизон рейхстага капитулировал..»

...Вот так опровергает Маков то, что было сделано другими около двух десятков лет тому назад... Он предупрежден. Но, как видно, Маков решил теперь действовать через ЦК. Он и в ЦК на­писал. Жду вызова —  к инструктору Потапову.

Если у Вас что-либо есть из документов, прошу прислать мне (копии).

Очень интересно, что же написал Литвинову Берест, тоже прямой и смелый человек. Когда участников Ноябрьского совещания принял секретарь ЦК КПСС Суслов (до начала совещания, чтобы задать направление по которому ветеранам следует вспоминать), Алексей Прокопович попробовал донести свою правду до партийного руководства, но Суслов не дал Бересту и слова сказать. Неужели А.Берест пошёл таки на поводу у комиссаров?

Я должен выступить со статьей в газете «Советская Россия» с опровержением против болтовни Макова.

Интересно, генерал собрался опровергать весь том №5 «Истории...» или только ту часть, где описывались действия группы артиллеристов-разведчиков 79-го корпуса?

Кроме того, очень хорошо сделаете, если Вы напишете письмо в ГУК Министерства обороны на имя генерал-лейтенанта И.А.Кузовкова, а может быть и в ЦК с просьбой вызвать Вас для беседы. Писать надо. Надо же сказать Правду.

Жду ответа. Привет семье, очень рад, что семья у вас хоро­шая — трудитесь, учитесь очень хорошо.

С глубоким уважением, А.И.Литвинов. Привет от Евгении Пав­ловны».

Владимира Николаевича Макова советская власть таки доконала. Выматывающая борьба с советским государством и коммунистическими функционерами, на стороне которых, из разных побуждений,  выступила часть ветеранов, толкнула бесстрашного воина к бутылке. Что, к сожалению, для русского человека, даже героя, отнюдь не редкое явление. Владимир Николаевич, отторгнутый системой, скончался в возрасте 56 лет.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю.

Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Один отзыв на Знамя Победы. Как затравить героя? Пособие от советской власти.”

  1. Спасибо за полезную и интересную информацию!

Ваш отзыв