Знамя Победы.Глава 4.Самое первое знамя.

Автор: , 31 Мар 2014

Кроме официального Знамени Победы, победных знамён на Рейхстаге было по различным данным от 40 до  сотни. Некоторые  были водружены раньше знамени укрепленного на конной фигуре Берестом, Егоровым и Кантарией.

30 апреля 1945 года по всесоюзному радио, вещавшему также на зарубежные страны, прошло сообщение, что в 14 часов 25 минут над Рейхстагом водружено Знамя Победы. Основанием для этого стали донесения командиров частей, штурмовавших Рейхстаг. Так в донесении начальника штаба  150 стрелковой дивизии полковника Дьячкова начальнику штаба 79-го стрелкового корпуса от 30 апреля указано: «Доношу, в 14.25  30.4.45 г., сломив сопротивление противника в кварталах северо-западнее здания рейхстага, 1 сб 756 сп и 1 сб 674 сп штурмом овладели зданием рейхстага и водрузили на южной его части Красное знамя».

В донесение вкралась ошибка: знамя было водружено над главным, западным входом в Рейхстаг. И наши солдаты не смогли бы увидеть это знамя с юга, так как с той стороны ещё находились немецкие войска.

 

На этом фото В.Тёмина, снявшего своего коллегу, видно Знамя Победы в натуральную величину.Можете сравнить с фотографией из второй главы.

Из воспоминаний Алексея Плеходанова, командира 674-го стрелкового полка:

«29 апреля примерно в 22 часа 30 минут, меня вызвал на свой наблюдательный пункт, который находился в туннеле под железной дорогой, Шатилов и сказал:

- Товарищ Плеходанов! У Зинченко большие потери. Вести наступление одним батальоном Неустроева он не может. Говорит, что в этом батальоне осталось всего 75 человек. Так что придется штурмовать рейхстаг тебе. Подготовься к штурму. Неустроев будет тебе помогать.

По дороге на свой наблюдательный пункт, подвалами и через проломы в стенах домов, я пошел посмотреть, какова обстановка в полку Зинченко, можно ли рассчитывать на его помощь.

Полк Зинченко был действительно сильно потрепан. Оставшиеся в строю воины (их было немного) расположились в комнатах большого здания на берегу Шпрее. В одной из комнат я нашел Зинченко. Он стоял возле койки с нераскуренной трубкой во рту. Поздоровавшись, я спросил:

- Будем штурмовать рейхстаг? - Он крепко выругался и ответил:

- Чем я буду штурмовать? Остатками батальона Неустроева? Нет, дружище, валяй сам.

Я распрощался и ушел. Зная, что полк Зинченко в атаке участвовать не будет, а знамя Военного совета находится там, я сказал лейтенанту Сорокину и парторгу подразделения Виктору Правоторову, которые в это время находились при мне, чтобы они подготовили Красное знамя для водружения на рейхстаге.

Разведчики обрадовались, заволновались. Вскоре раздобыли где-то перину и привели двух пленных генералов. Здесь же, на наблюдательном пункте, перину выпотрошили. Кто-то принес нечто похожее на древко. Подстругали его кинжалами. Знамя получилось грубоватым, но зато прочным и большим. Вручив Красное знамя разведчикам, я поставил задачу водрузить его на крыше, у скульптурной группы».

30 апреля, в половине пятого утра началась артподготовка, вперед пошел батальон Василия Давыдова, которому приказали выдвинуться к центральному входу. Площадь  с севера на юг  частично пересекал глубокий ров, длиной метров 300 – 350 и шириной до шести метров, заполненный водой. Ров  остался от незаконченной линии метро, которая прокладывалась открытым способом. За рвом были установлены надолбы и ежи, опутанные колючей проволокой. На ту сторону удалось прорваться сходу только группе лейтенанта Сорокина. С ними было знамя, сшитое наспех ночью в «Доме Гиммлера». Вырвавшиеся вперед разведчики оказались в «мертвой зоне», которая не простреливалась вражескими пулеметами. Во время своего стремительного броска к Рейхстагу взвод  потерял  двух человек.

Бойцы взвода С.Сорокина повторяют для фотокоров свой бросок к Рейхстагу перед водружением знамени. Фото И.Шагина.

Из воспоминаний Виктора Правоторова: «Находим окно. Улучив момент, влезли в окно, предварительно бросив туда по гранате. Коридорами вышли на лестницу, забрались на второй этаж. Здесь мы с Булатовым подошли к разбитому окну, посмотрели на Королевскую площадь, за которой в домах и прямо на улицах залегли наши бойцы, приготовившиеся к решительному штурму. Гриша Булатов просунул знамя в окно, помахал им, затем мы укрепили его. В это время внизу послышались выстрелы, взрывы гранат, стук сапог. Мы приготовились к бою. Гранаты и автоматы - начеку. Но схватка не состоялась. Это по нашим следам пришли Лысенко, Брюховецкий, Орешко, Почковский. С ними лейтенант Сорокин.

- Отсюда его плохо видно, ребята, - сказал он. - Надо пробираться на крышу. По той же лестнице стали подниматься все выше и выше и нашли выход на крышу. Цель достигнута. Где поставить знамя? Решили укрепить у скульптурной группы. Подсаживаем Гришу Булатова, и наш самый молодой разведчик привязывает флаг к шее огромного коня. Посмотрели на часы: стрелки показывали 14 часов 25 минут».

Возвращаемся к воспоминаниям А.Плеходанова:

«Через несколько минут отважная горстка солдат из роты лейтенанта Греченкова и разведчиков взвода Сорокина достигла главного входа в рейхстаг и скрылась в нем. Остальные были отрезаны. Одни из них залегли на площади, другие — отошли назад. Что было в это время в рейхстаге, я не знал. Неизвестной была и судьба ворвавшихся в него смельчаков. И вдруг я услышал радостный крик моего связного:

- Товарищ подполковник! Посмотрите на крышу рейхстага. Вот туда, где возвышается всадник!

Я поднял бинокль и увидел Красное Знамя, а возле него движущиеся две крохотные фигурки. Это было в 14 часов 25 минут. Как я узнал позже, движущимися фигурками были сержант Правоторов и рядовой Булатов…

В это время мне позвонил командир дивизии В. Шатилов и спросил, какова обстановка. Я доложил: часть солдат из батальона Давыдова и взвода полковой разведки проникла в рейхстаг. Остальные отошли назад. Многие залегли на Королевской площади.

- Есть связь с теми, кто в рейхстаге? — спросил командир дивизии.

Нет, — ответил я. — Но беспокоиться за них не стоит. Они уже проникли на крышу и водрузили там Красное Знамя Победы.

- Какое знамя? — удивился генерал. — Ведь оно в штабе Зинченко.

- Знамя моих разведчиков. Самодельное. Они его подготовили перед штурмом.

Разведчики Сорокина взбегают на лестницу главного входа в Рейхстаг. Фото И.Шагина.

И здесь  начинается нечто не совсем понятное. Продолжаем воспоминания А.Плеходанова:

Но донесение о взятии рейхстага уже пошло гулять по штабу дивизии, потом в корпус, армию, на КП Жукова и… в Кремль. Оттуда через некоторое время бумерангом вернулся ответ Верховного главнокомандующего ( т.е. Сталина) с поздравлениями о Победе.

Перепуганный командир 150-й дивизии генерал Шатилов вышел на связь с Зинченко и потребовал: «Если наших людей в рейхстаге нет, и знамя не установлено, то прими меры к тому, чтобы любой ценой водрузить флаг или хотя бы флажок на колонне парадного подъезда. Любой ценой! - повторил генерал, - если Жуков узнает, что знамя не водружено, то гнев его обрушится на наши головы.»

Получается, что генерал Шатилов не уверен в правдивости донесений своих офицеров. По видимому на это у него были какие-то свои соображения. И говорит он довльно уклончиво, стараясь никого не обидеть: «… если знамя не установлено…».

Из воспоминаний С. Неустроева: «…выполняя приказ старшего командования, из батальонов Я.Логвиненко, В.Давыдова, а также из 171-й дивизии К.Самсонова стали с флажками направлять одиночек-добровольцев, храбрейших людей, к рейхстагу с задачей установить флажок на колонне парадного подъезда, или на фасадной стене, или на углу здания рейхстага, где угодно, лишь бы на рейхстаге! Из разных батальонов в разное время побежали с флажками люди к рейхстагу и... Никто из них до цели не добежал, погибли. Из моего батальона был направлен Петр Николаевич Пятницкий, который также погиб, не достигнув колонн парадного подъезда».

Опять возникают вопросы. Командир дивизии мог со своего командного пункта и не видеть водружённого знамени. Но командиры полков и батальонов находились на месте и должны были знать ситуацию – висит знамя или нет. Непосредственные участники событий утверждают, что знамя было водружено. И много людей находящихся на позициях около Рейхстага это знамя видели. Но тогда зачем было губить людей и посылпть их на верную смерть, опасаясь гнева Жукова?  А может  быть немцы сняли этот флаг, оттеснив группу Сорокина, которая укрепилась где-то на крыше или чердаке здания?

Плеходанов: «Около 16 часов, когда огонь несколько стих, ко мне на НП пришел полковник Зинченко с телефонным аппаратом через плечо. Он был не один, со своей боевой подругой Зиной. Они принесли бутылку шампанского и торт. Поздравили меня с победой.

Вскоре мне снова позвонил В.Шатилов. Он приказал подготовиться к третьей атаке, спросил, не могу ли я во время нового штурма перенести свой наблюдательный пункт в рейхстаг. Я ответил, что делать это еще рано. Справа атакуют немцы на танках, левее — бьют их артиллерийские орудия. Да и вообще вся площадь перед рейхстагом сильно простреливается. А если мне и удастся перенести свой НП в рейхстаг, то руководить боем будет невозможно. Мы можем оказаться отрезанными и потерять рейхстаг.

В заключение я предложил генералу послать туда Зинченко, сказал, что он находится у меня на НП. Генерал попросил передать трубку.

Закончив разговор с В. Шатиловым, Зинченко недовольно сказал:

- Старик беспокоится о знамени Военного совета. Говорит, что комкор Переверткин не дает покоя, все время спрашивает о знамени Военного совета армии. Приказывает водрузить его.

Хотя у официального Знамени Победы были очень могущественные покровители, проталкивавшие «своё» знамя и утверждённых свыше героев-знаменосцев, ещё 2-го мая казалось, что правда восторжествует. Группу Сорокина снимали корреспонденты «Красной Звезды» и «Комсомольской правды». А самое главное, что их снимал для своего фильма, «Взятие Берлина», заказанного ГлавПУРом, кинооператор Роман Кармен. Без согласования с политорганами высокого ранга эти разведчики попасть в кинохронику не могли. Разведчики бесчисленное количество раз бегали по своему маршруту, проложенному ими же два дня назад. Эта кинохроника разошлась по всей стране, но вот имена за кадром называли совсем другие. Даже не со всех копий успели вырезать лица знаменосцев: Григория Булатова, Семёна Сорокина, Рахимжана Кошкарбаева.

Росписи советских солдат на внутренних стенах Рейхстага.

Кинофильм Романа Кармена "Взятие Берлина".

Здесь надо обязательно упомянуть, что Роман Кармен в своём фильме «объединил»  две различные группы  водружающие  флаг над Рейхстагом в разное время и в разных местах. Сначала мы видим восьмёрку разведчиков Сорокина бегущих  с флагом к Рейхстагу. Далее разведчики идут по крыше и подходят к скульптуре «Германия». Затем возникает лицо Р.Кошкарбаева и с ним два бойца - привязывают флаг к какой-то конструкции. Потом на экране появляется крупным планом  лицо С.Сорокина, сосредоточенно впихивающего древко флага в трубку на большой скульптуре. Эстафету от него принял Григорий Булатов, он ещё больше запихнул древко знамени в специальную трубку. Потом показывают группу Кошкарбаева, салютующую новому дню. И снова взвод разведки Сорокина.

Группа Сорокина одета дегко, по летнему. На голове пилотки. Группа Кошкарбаева одета в танковые шлемофоны, а один боец в шапке-ушанке. В группе Сорокина отсняты 8 человек, как крупным планом, так и издалека, снизу. Бойцы находятся на крыше, рядом с большой  скульптурой- размахивают флагом и салютуют из автоматов. Группа Кошкарбаева насчитывает десятка полтора солдат, большей частью в шлемофонах. Они засняты на лестнице, у входа в большое здание. По видимому это один из входов в Рейхстаг.

В своей книге «Как это было», Роман Кармен привел текст телеграммы, которую отправил в «Совинформбюро» 2 мая 1945 года: «…Сегодня я познакомился с командиром взвода разведки Семеном Егоровичем Сорокиным. Вместе с рядовым Григорием Булатовым он тридцатого апреля под ураганным огнем немцев забрался на крышу рейхстага и водрузил Знамя…»

Далее Роман Кармен задает резонный вопрос: «Кто первый водрузил Знамя Победы над рейхстагом? Прошли годы, в историю вошли имена Кантария, Егорова, капитана Самсонова. Сейчас, перечитывая свою телеграмму, в которой названы иные имена, я вспоминаю, как на ступенях рейхстага меня познакомили с лейтенантом Сорокиным и рассказали о подвиге, который он совершил 30 апреля вместе с солдатом Булатовым. Я думаю, что мое телеграфное сообщение не опровергает официальной версии об историческом эпизоде водружения знамени Победы в Берлине. Я помню, что видел на крыше рейхстага несколько флагов. Один развевался над куполом – его подняли Егоров и Кантария – другой был привязан к конной статуе. Полыхали флаги и на правом, и на левом крыльях здания. Флаги эти были водружены советскими воинами, которые, не помышляя о личной славе, совершили в разгаре боя свой подвиг. Многие из них, как например, упомянутые мною Булатов и Сорокин, остались и поныне неизвестными. Где они, эти герои?».

Аэрофотосъёмка. Рейхстаг в правом нижнем углу. Около моста через реку Шпрее- "дом Гиммлера", откуда наносился основной удар по Рейхстагу.

Борьба командиров за права своих солдат на историческую справедливость.

Лейтенант Семен Сорокин, во взводе которого воевал знаменосец Булатов, после войны вернулся в Москву, в родной МАИ. Всю свою жизнь вел борьбу за восстановление справедливости по отношению к своим разведчикам, обойденным славой. Писал в газету «Правда, «Аргументы и факты», на телевидение – но…

Из воспоминаний  лейтенанта Сорокина:

«Мы салютовали знамени несколькими автоматными очередями и спустились вниз. Через несколько часов удалось разыскать подполковника Плеходанова и доложить о выполнении задания. Было ли наше знамя самым первым на рейхстаге, мне судить трудно. На нашей стороне крыла оно было в тот момент единственным. Когда салютовали, какие-то артиллеристы тоже устанавливали поблизости свое знамя».

Знамя без пяти минут первое.

Этой группе не повезло. Их опередили буквально на несколько минут разведчики С.Сорокина. И, к сожалению, никто из состава группы не обладал литературным талантом, никто не жил в столице и не имел возможности просто зайти в редакцию чтобы интересно рассказать о  подвиге своих боевых побратимов.

  В составе группы сумевшей взобраться на крышу Рейхстага практически одновременно с разведчиками Сорокина,  были артиллеристы  капитана Агеенко из 86-й гаубичной артиллерийской бригады поддерживавшей штурм. Сержант Байдемир Япаров привязал свой флаг к крайней справа колонне. Артиллеристы попали под такой обстрел, что были ранены все, а Япарова вообще несколько лет считали погибшим. Кроме этого упоминания ничего больше, к сожалению, не удалось найти о  знаменосцах- артиллеристах. Есть множество фотографий сделанных в разное время на крыше рейхстага со знаменосцами крепящими свои грубоватые самодельные флаги и радостно салютующими из личного оружия.Но нет практически никаких сведений об этих людях.

Воспоминания Степана Орешко.

  Журналист Анатолий Орешко записал рассказ своего отца, Степана Орешко, бойца взвода разведки  Семёна Сорокина:

 Мой отец, бывший разведчик 674-го стрелкового полка, часто вспоминал о последних боях той войны. Многое в его рассказах казалось непонятным и загадочным. О первом знамени над рейхстагом, поднятом моим отцом и его товарищами, я знал только от него самого да еще по фотографии дивизионной газеты «Воин Родины», экземпляр которой сохранился в семье. В школе этого не проходили...

— По всему чувствовалось, что это — последний штурм,— рассказывал отец.— День был солнечный, теплый. В небе над Берлином колыхались облака дыма и пыли. Наша 150-я Идрицкая стрелковая дивизия вышла на исходные позиции перед рейхстагом. Каждый ясно представлял, как нелегко будет преодолеть эти последние метры по Королевской площади, пристрелянной всеми видами оружия. Сейчас прямой наводкой били по рейхстагу наши.

   Утром к нам, разведчикам, пришли командир 674-го стрелкового полка подполковник Плеходанов Алексей Дмитриевич и замполит майор Субботин Евгений Сергеевич. Мы уже знали, что Военный совет 3-й ударной армии учредил знамена, которые нужно водрузить над рейхстагом как знак нашей победы.

Комполка говорил убедительно и просто: 

—  Товарищи бойцы, вам выпала большая  честь - штурмовать  центральное
здание  рейхстага.   Вчера  на  совещании у генерала Шатилова, командира нашей дивизии, решался вопрос, какому штурмовому   подразделению   вручить  девять победных  полотнищ. 
( Здесь мы видим явную путаницу. Или за давностью лет, или по какой другой причине, но Орешко упомянул 9 знамён. На самом  деле в дивизию было передано одно знамя из девяти). Первые, водрузившие знамя, будут представлены к званию Героя. Скажу  сразу — нашему  полку жребии не выпал. Но мое личное мнение: над рейхстагом может развеваться не обязательно знамя  Военного совета.  Подыщите   подходящий   материал — вот   вам
и Знамя Победы.

   В штурмовую группу знаменосцев отобрали самых храбрых и испытанных разведчиков. В одной из комнат разрушенной канцелярии Гиммлера они нашли два куска добротного красного материала и сшили большое полотнище.

—   Ну, теперь,— сказал парторг Виктор Правоторов,— или грудь в крестах,
или голова е кустах, но мы должны быть первыми...

До самой Королевской площади с разводчиками шел Субботин. Ему не повезло: уже на ближних подступах к гитлеровской твердыне он был ранен в ногу. Санинструктор Анна Кононенко (ныне Яковлева) бросилась к упавшему замполиту, оказала помощь, но идти далъше майор уже не мог.

Вдали, за развалинами, виден силуэт Рейхстага.

До рейхстага было полтораста-двести метров. Из амбразур прямо на нас смотрели стволы пулеметов и автоматов. В тринадцать часов наша артиллерия открыла огонь, а потом в атаку пошли штурмовые подразделения. Мы тоже ринулись вперед, но дорогу преградил шестиметровый ров, заполненный водой. Сорокин и Бреховецкий прикрыли нас огнем, и мы — кто вплавь, кто по металлическим трубам — переправились через ров, смяли огневые точки и ворвались в здание. Помню, в стене зияла огромная дыра. Прежде, чем проскочить в нее, запустили туда гранату, залегли. Как только дым и пыль рассеялись, бросились наверх. Схватки шли на всех этажах и лестничных клетках, горели паркет, мебель. Дорогу приходилось прокладывать гранатами, штыками (штыки, наверное, для красного словца вставлены) , автоматными очередями. Коридоры были завалены горами трупов, битого кирпича, щебня, стекла, сорванными со стен картинами, коврами, пустыми бутылками, ящиками из-под патронов и гранат — и все вокруг усеяно бумагами. Особенно отличилась рота Петра Греченкова (впоследствии Героя Советского Союза) из батальона Давыдова. Она поддерживала и прикрывала пулеметным огнем нашу группу, пробивавшуюся со знаменем на крышу. Рука об руку с нами шел взвод автоматчиков этой роты под командованием Леона Литвака.

  Наконец, мы выбрались сквозь снарядную пробоину на фронтон и здесь на какой-то скульптурной группе (потом уже узнали — Вильгельма Первого) ( конная скульптура Вильгельма Первого располагалась на восточном фасаде и не могла быть видна с Кёниг Платц. На западном фасаде находилась скульптурная группа «Германия») водрузили свое победное знамя. Увидев его, наши бойцы, прижатые кинжальным огнем к площади, поднялись в атаку. Мы, не сговариваясь, посмотрели на часы: было 14 часов 25 минут по московскому времени.

И на куполе рейхстага, и на скульптурной группе "Германия" видны знамёна.

Из воспоминаний командира полка А.Плеходанова.

Бывший командир 674-го полка Алексей Плеходанов, пытаясь добиться справедливости, в 1966 году разослал по центральным газетам статью «Как свершилась афера века», которая так и не была опубликована. Вот выдержки из нее:

«После демобилизации из Советской Армии, и особенно в последние годы, когда был развенчан культ личности, участники штурма рейхстага и водружения на нем Знамени Победы неоднократно обращались в самые различные инстанции с просьбой помочь разобраться, установить истину в деле водружения Знамени Победы.

Они единогласно заявляли, что Егоров и Кантария никакого отношения к водружению Знамени не имеют. Больше того, врученное им знамя Военного совета армии они потеряли, позорно сбежали с поля боя. В рейхстаг эти горе-воины пришли, как говорится, на шапочный разбор, тогда, когда на нем уже почти сутки развевалось Знамя Победы, причем пришли в сопровождении группы автоматчиков…

Все свои заявления настоящие герои подкрепляли убедительными и неопровержимыми доказательствами. Вся эта семерка разведчиков и их боевые друзья неоднократно рассказывали ответственным товарищам, пытающимся их подвиг потопить в массовом героизме. Однако нигде и никогда они не получили вразумительного ответа. Обещанные перед штурмом рейхстага от имени Верховного Командования высшие правительственные награды за водружение Знамени Победы так и остались неврученными и спустя 20 с лишним лет после окончания войны.

И в то же время, издеваясь над этими героями, вот уже два десятка лет чествуют тех, кто убежал с поля боя, кто никакого отношения не имеет к взятию рейхстага и водружению на нем Знамени Победы. Кому нужна эта ложь, какой цели она служит? Этой фальсификации пора положить конец».

В пылу полемики Алексей Дмитриевич перегнул палку. Егоров и Кантария хотя и не принимали участия в штурме Рейхстага, знамя не теряли  и, более того, они признавали, что не они первыми водрузили знамя на крыше Рейхстага. И не их вина, что на них пал выбор политорганов.

В  1967 году непризнанные герои штурма рейхстага  выпустили самиздатовский сборник своих воспоминаний, копии которого передали в Верховный Совет СССР, Союз писателей СССР и Институт военной истории Министерства обороны. В него, кроме воспоминаний разведчиков из группы Сорокина, вошли записи из дневника бывшего командира 674-го стрелкового полка Алексея Плеходанова, который  описал детали штурма рейхстага, водружения Знамени Победы и  последующую интригу с награждением.

Ещё один снимок искореженного Рейхстага.

Банкет на даче Гёринга.

Отрывок из записей А.Плеходанова:

«Вскоре в честь героев штурма рейхстага командование корпуса решило устроить банкет. Это было на даче Геринга. Командир корпуса, глядя на листок бумаги, провозгласил тост, назвав командира дивизии В.Шатилова, воинов 756-го полка: Ф.Зинченко, С.Неустроева, И.Сьянова, Береста, Егорова, и Кантария. А затем лишь упомянул меня, моего заместителя по политчасти Субботина, командира батальона Давыдова, командира роты Греченкова.

Тогда из-за стола встала врач медчасти Р.Дроздова, которая отлично знала, кто штурмовал рейхстаг, кто первым проник туда и водрузил Знамя Победы. Она сказала:

- Так это и есть все герои штурма рейхстага? Позвольте, а где же остальные герои и, в частности, разведчики 674-го полка, которые первыми ворвались в рейхстаг и водрузили на нем Знамя Победы?

- На банкет приглашены только офицеры, - ответил В.Шатилов.

Командиры полков штурмовавших Рейхстаг - Ф.Зинченко и А.Плеходанов.

- Но я вижу вон Егорова и Кантария. Какое отношение они имеют к Знамени Победы? Если говорить честно, я больше на это имею право. Во время всех трех штурмов рейхстага я находилась на НП полка Плеходанова.

Вместе с Плеходановым вошла в рейхстаг. А Егоров и Кантария пришли туда на много часов позже меня. Да еще вдобавок к тому — под охраной…

Среди собравшихся произошло замешательство. Люди стали переглядываться, шептаться. Назревал скандал. Чтобы избежать его, мы, офицеры 674-го полка, убрались восвояси. Банкет не получился...

Не забуду я и дня, когда в дивизии отбирали в Москву воинов для участия в первом параде в честь победы над фашистской Германией. Делалось все втихомолку, скрыто и в спешном порядке. Помню, В.Шатилов отобрал тогда Сьянова, Егорова, Кантария и еще кого-то из полка Зинченко, несколько воинов из других частей дивизии. И в отместку нам, ни одного представителя 674-го полка, взявшего рейхстаг!»

Маршал Жуков в своих мемуарах  много места водружению Знамени Победы не уделил. Вот что он написал: «…30 апреля 1945 года навсегда останется в памяти советского народа и в истории его борьбы с фашистской Германией. В этот день, в 14 часов 25 минут, войсками 3-й ударной армии… была взята основная часть рейхстага…

За этим исторически важным боем лично наблюдал командарм В.И.Кузнецов, который держал со мной непрерывную связь. Около 15 часов 30 апреля он позвонил мне на командный пункт и радостно сообщил: - На рейхстаге – Красное знамя! Ура, товарищ маршал!»

В первом, прижизненом, издании воспоминаний была фотография  фотокора газеты «Красная звезда»  Александра Капустянского, сделанная 2 мая:  взвод  лейтенанта Сорокина, отличившийся при штурме Рейхстага и водружении знамени , и юный солдатик Гриша Булатов на переднем плане.

На переднем плане Григорий Булатов. Первый слева В.Правотворов, второйслева, в кожаной куртке, С.Сорокин.

Фотографии для своих мемуаров Жуков отбирал лично. Поместив фото разведчиков Сорокина, Жуков ясно дал понять кого он считает первым из знаменосцев водрузивших красный флаг над Рейхстагом. После смерти маршала эта фотография была исключена из последующих  изданий мемуаров.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (34) на Знамя Победы.Глава 4.Самое первое знамя.”

  1. Полностью согласна!

  2. Благодарю вам. Ваш блог это отличный повод найти приятных и интеллигентных людей, способных к конструктивным обсуждениям и критике. :)

  3. Благодарю!!!У Вас часто появляются очень интересные посты! Очень поднимаете мое настроение.

  4. Сайт просто супер, побольше бы подобных!

  5. Побольше б таких постов на блоге.

  6. С большим удовольствием читаю все ваши статьи. Продолжайте писать обязательно. Андрюха, Хакасия.

  7. Надеюсь, остальные записи окажутся такими же интересными

  8. Сенкью, полезная инфа! 😉

  9. Большое спасибо за информацию, теперь я не допущу такой ошибки.

  10. Довольно странный материал вы нам предоставили

  11. Очень рада, что возникло желание взять этот пост в цитатник!

  12. Блог просто замечательный, порекомендую друзьям!

  13. Подскажите к чему все это?

    • admin:

      Может быть я очень старомодный,но слова «никто не забыт и ничто не забыто» не дают мне покоя.

  14. Кстати, по радио программа была об этом. Не помню, правда на какой волне…

  15. Достаточно интересная и познавательная тема

  16. Смотришь на ваш пост и мысли неприличные в голову лезут…

  17. Очень и очень неплохо!!!

  18. ЕПТИ СПС ОГРОМНОЕ.

  19. Эмм.. а можно у вас брать посты с RSS канала? Ссылку на источник поставлю.

    • admin:

      Брать можно, но вот только RSS канал я никак не могу отладить. будто бы установил, но он почему-то даёт сбои.

  20. Нужно быть оптимистом.

  21. Хороший пост, прочитав пару книг на тему всё таки не взглянул со стороны, а пост как-то задел.

  22. Старая темка, я у себя надевно запостила, но потом бросила. лето, не хочется за компьютером сидеть.

  23. Достаточно интересная статья. Думаю стоит добавить в избранное для дальнейшего изучения

  24. Конечно, спору нет.

  25. Здраствуйте, не знаю куда писать напишу сюда. Я подписался на рсс вашего сайта, а текст отображается иероглифами помогите пожалуйста, можно на e-mail

    • admin:

      Я начинающий блоггер и многие секреты компьютерной грамотности мне не ведомы.РСС мне никак не удаётся отладить. Придётся обратиться к знающим людям.

  26. В Мозилле все правильно и ровно отображается. В IE и Опере — ссылки меньше основного текста. В чем проблема — не пойму.

Ваш отзыв