Знамя Победы.Глава 12.Что нового можно узнать из старых книг?

Автор: , 28 Июл 2014

Каждое десятилетие происходят довольно значительные изменения в общественном восприятии окружающиго мира, в понимании истории, в культурных предпочтениях. За прошедших полстолетия очень существенно изменилось отношение на постсоветском пространстве к Знамени Победы. Это хорошо видно из литературы посвящённой заключительному периоду войны и водружению Знамени Победы над Рейхстагом.

Документальная книга Дмитрия Снегина « Парламентёр выходит из рейхстага» (1962 год, Алма-Ата) посвящена Герою Советского Союза Илье Яковлевичу Сьянову. Свою «звёздочку» Сьянов получил как раз за Знамя Победы, в 1946 году, чуть позже Егорова и Кантарии. В июне 1945-го он был отправлен в Москву для участия в Параде Победы в компании с Неустроевым, Самсоновым, Егоровым и Кантарией. И даже участвовал в генеральной репетиции парада, после которой и знамя, и его знаменосцы были от парада отстранены.

Снегин начинает свою повесть так: « В Алма-Ате, на одной со мною улице, живёт Илья Яковлевич Сьянов – участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза. Волевой, честный и очень скромный русский человек». Далее следует описание боевого пути  Ильи  Яковлевича, с экскурсами в детство  и юность героя. Описывается начало трудовой биографии. Последняя глава книжки начинается со слов: «Прочтя рукопись «Парламентёра», Сьянов сказал мне:

- Так оно и было. Но...»

Но сегодня, через 50 лет после написания книги, изложение событий со  штурмом Рейхстага и водружением Знамени Победы вызывает массу вопросов. Вот как описывает Д.Снегин, с подачи И. Сьянова, штурм Рейхстага:

«...а глазами видел Кёнигсплац. Словно река в половодье, по ней растекались войска, ползли танки и самоходные орудия, и впереди этого потока колыхалось алое знамя. То самое знамя номер пять, которое доверено его роте водрузить над рейхстагом, чтобы оно стало Знаменем Победы. Сейчас его несут, оберегая больше своей жизни, Егоров  и Кантария во главе со старшим лейтенантом Берестом...

...Вездесущий Митька Столыпин доложил:

- Старший лейтенант Берест с Егоровым и Кантария прикрепили знамя к колонне при входе».

Что же получается? Прошло полтора десятка лет и непосредственный участник событий, получивший за это знамя звание «героя» не помнит, где оно  было установлено . На колоннах, действительно, были прикреплены флаги разных подразделений. Но знамя №5 было установлено на скульптуре кайзера Вильгельма, на крыше Рейхстага. В наше время многие люди уверены, что Знамя Победы в ночь с 30 апреля на 1 мая было сразу же установлено на куполе здания.

На парад Победы. Слева направо: Самсонов, Кантария, Егоров, Сьянов, Неустроев .

Ни автор книги, ни редакция издательства в начале 60-х ничуть не усомнились, что Знамя Победы было прицеплено на колонну при входе в Рейхстаг. Да и у меня, когда я читал эту книгу в 1964 году ,не возникло ни малейших вопросов. Советское общество знало о существовании Знамени Победы, знало, что оно водружено на Рейхстаге, знало имена двух героев-знаменосцев, но в подробности не входило. Сам Сьянов, описывая литератору множество боевых эпизодов в мельчайших подробностях, вплоть до выражения глаз однополчан, оказывается не помнит, как с группой автоматчиков  сопровождал знаменосцев на крышу Рейхстага. По-видимому этот эпизод тогда не был чем- то таким, что должно было хорошо запомниться.

Новая жизнь  знамени №5  как символа Победы началась с парада посвящённого двадцатилетию Победы. Тогда, в мае 1965 года, знамя было впервые вынесено из музея и  представлено широкой публике. После этого началась постепенная раскрутка Знамени Победы как символа, которая достигла своего апофеоза в начале ХХІ века.

Ценнейшей информацией в «Парламентере» является упоминание имени  старшего лейтенанта Береста, лет за 30 до широкого всенародного признания. За это можно выразить искреннюю благодарность Сьянову и Снегину. Хотя фантастических вымыслов, присущих, к сожалению, литературе подобного жанра, более чем достаточно. Для иллюстрации можно взять «ляпы» из приведенной выше цитаты. С чего вдруг взялось утверждение, что знамя №5 поручено было водрузить роте Сьянова, если его несут два полковых разведчика, не имеющих к Сьянову никакого отношения, да ещё под командой Береста, командовавшего при штурме Рейхстага другой ротой?

К Рейхстагу бегут бойцы разведвзвода Сорокина. (Постановочный снимок).

Имеются и другие казусы. В прошлой главе рассказывалось о том, как в своих воспоминаниях Егоров, Кантария и генерал Шатилов «затащили» огромные и тяжёлые «катюши» в дом Гиммлера. Причем в мемуарах Шатилова даже на второй этаж. В «Парламентере» тоже не смогли противостоять искушению и «затащили»  боевые машины ещё выше:

« Вместе с большим начальством пришли артиллерия и «катюши». Расчёты  потянули орудия, реактивные установки  на чердак дома Гиммлера ...».

Простой здравый смысл отсутствует здесь напрочь. Какой чердак может принять технику высотой около трёх метров? Мне пока так  и не удалось найти этот замечательный первоисточник, дезинформацией которого так любили пользоваться мемуаристы и документалисты. Авторов «дезы» о ночном парашютном десанте в осажденный Берлин курсантов- подводников удалось найти сравнительно легко. Эту редкую чушь произвели на свет в штабе маршала Жукова. Надеюсь, что когда-нибудь будет найден и прародитель глупости о «катюшах» в доме Гиммлера.

Замечательно свободно используются в повести « Парламентёр выходит из Берлина» цифры. Так Сьянов штурмуя Рейхстаг очень тепло вспоминает, что его атака поддерживается сорока тысячами стволов артиллерии и миллионами снарядов. Конечно, в то время не было Википедии. А то можно было бы открыть соответствующую статью и увидеть, что в Берлинской операции было задействовано 12, 7 тысяч стволов. А при штурме Рейхстага менее 100.

Некоторые пассажи просто умиляют:

« ...Илью вызвали на командный пункт, который теперь помещался рядом, в подвале. Помимо командиров штаба полка здесь были командир дивизии генерал Шатилов, генерал Литвинов из Военного Совета армии, много офицеров и политработников штаба корпуса. Сьянов услышал голос Шатилова:

- Побольше орудий на чердаки! Бейте прямой наводкой по его артиллерии и фаустникам, чтобы дать возможность нашим танкам и самоходным пушкам атаковать рейхстаг.(?).

У Сьянова ёкнуло сердце. Значит, его роте будет приказано первой начать штурм.

Ему не приказали. С ним говорили генерал Литвинов и генерал Шатилов, полковники и подполковники. Как равные с равным. От своего имени и от имени командующего фронтом. Более того – от имени Верховного Главнокомандования. От имени Родины.

Сьянов понимал – будет предано забвению всё, что до сего часа сделал он и его рота, если они не возьмут рейхстаг. Генералы верили – выполнит. Не сомневался и он».

Даже не знаю как прокомментировать  такую информацию. Не буду цепляться к полководческим талантам старшего сержанта Сьянова, лучше несколько слов о его  роте, славному  боевому  пути которой в книге посвящено много страниц. И то пусть эти слова произнесёт командир батальона С. Неустроев:

"30 апреля во второй половине дня, часов в 16 или 16—30,( т.е. за пару часов до решительного штурма Рейхстага) из штаба полка пришел старший сержант Съянов. За два дня до того его ранило, но ранение оказалось легким и он находился в санбате дивизии. Приходу Съянова я был рад. Мало кто уцелел из ветеранов батальона. А тут старый знакомый!

— Здравствуй, здравствуй, Илья Яковлевич! Рассказывай, какими судьбами вернулся в батальон?

И он мне рассказал, как сегодня утром все тыловые подразделения дивизии облетел слух, что батальон Неустроева уже чуть ли не взял рейхстаг. Вот Съянов и заторопился. Врачи не отпускали. И тогда он просто сбежал.

Через полуподвальное окно “дома Гиммлера” я в бинокль рассматривал Королевскую площадь и пришел к твердому убеждению, что для последующей атаки батальон не готов — личный состав рот рассеян по всей площади, если мне и удастся поднять роты, то атака будет неодновременной и к успеху не приведет. Свои соображения доложил командиру полка и попросил его через боевые порядки моего батальона ввести в бой 2-й батальон капитана Клименкова. Но Зинченко решил по-другому — дать мне пополнение.

Минут через двадцать позвонил помощник начальника штаба полка майор Логвинов и сообщил, что нужно немедленно отослать в штаб за пополнением кого-нибудь из офицеров.

Я решил направить Съянова. Он хотя и старший сержант, но мог в боевой обстановке заменить офицера. Примерно через час Съянов привел около ста человек.

Из пополнения здесь же, в подвалах “дома Гиммлера”, сформировали первую роту, ее командиром я назначил Съянова. Взводы и отделения возглавили бывалые солдаты. Подбирались они просто по внешнему виду. Смотришь — пожилой, фронтовик, неплохая выправка, говоришь: “Будешь командовать первым взводом! А ты — вторым, а ты — третьим”.

Так что слова – «...будет предано забвению всё, что до сего часа сделал он и его рота, если они не возьмут рейхстаг» звучат чересчур сильно. Однако не хотелось бы чересчур упрекать  литератора в некотором преувеличении  подвигов героя. Герои, даже самые заслуженные, желают, бывает,  выглядеть ещё героичнее и значительнее. Храбрый солдат, Абдулхаким Исмаилов, попавший на фотографии Е.Халдея, даже попробовал отобрать лавры у Егорова и Кантарии. Хотя человек возвращавшийся в строй после ранений 5 раз, вряд ли нуждается в чужой славе. У него и своей более чем достаточно.

Перечитав старую книжку я  вновь ощутил аромат того времени. Не сороковых – шестидесятых. И информация зачастую в ней была уникальная. Я попробовал поискать что-нибудь  о жизни Ильи Яковлевича Сьянова в интернете. Всё настолько подчищено, почти стерильно. А у человека судьба очень хорошо вписывалась в его время.

Когда умер Ленин, в 1924, Илья уже был комсомольцем. В 1926 вступил в коммунистическую партию. Окончил совпартшколу. Получил назначение в трест Союзмясо. В период коллективизации, в 1929 году, когда у крестьян забирали их собственность, участвовал в подавлении крестьянских волнений. Тогда говорили – кулацкого мятежа.( В Казахстане голодомор после коллективизации был даже пострашнее, чем в Украине,  но об этом ни слова). Был назначен управляющим актюбинской конторой Межзаготскот. В августе 1936 Сьянова арестовали «за вредительство». В 1937 дело переквалифицировали и стал Сьянов «врагом народа». Сидел, правда, Сьянов недолго. В том же 1937 его выпустили.

Но вернёмся к нашим знамёнам. Снегов, описывая водружение Знамени Победы, допустил два разных варианта этого события, а Сьянов его не поправил. Мы уже читали, что знамя было привязано к колонне на входе в Рейхстаг. Перевернув несколько листов, видим уже совсем другую версию:

Он (Сьянов) шёл по рейхстагу и слышал Береста, вернувшегося из подземелья.   

 –Фашисты ничего лучшего не придумали, как предложить нам сдаться. Дали на размышление пять минут! ( и это написали два фронтовика!!!).

А потом долетела яростная перестрелка со стороны ложи для прессы, и он было метнулся туда. Но Егоров и Кантария, укрепившие на куполе рейхстага знамя, донесли, что появились немецкие танки.

Знамя Победы было установлено в час ночи и как умудрились в  темноте Егоров с Кантарией разглядеть где-то там танки можно только догадываться. Тем более, что  в своих воспоминаниях два прославленных знаменосца ничего подобного не вспоминают. Да и Неустроев пишет, что в тёмное время, в Рейхстаге, боев не было, чтобы не перестрелять своих. Но всё таки небрежность вопиющая. На 74 стр. знаменосцы цепляют Знамя Победы к колонне, а на 88 стр. уже помещают на куполе.

Большая часть мемуаров страдает от того, что помощники-литераторы настолько глубоко входят в тему,черпая информацию где только могут, и знают эти литераторы о подвигах своего подопечного больше его самого. В случае же повести «Парламентёр выходит из рейхстага» мы сталкиваемся с обратным явлением – автор полностью доверился рассказам своего героя. В то время не так просто было найти нужную информацию. И сегодня, перечитывая книгу, становится даже как-то неудобно за писателя. Нельзя так «прокалываться» на азбучных истинах.

Вот хотя бы изумляющий текст на стр.17:

" От того русского села на реке  Пола, где солдат испытал, казалось, непреодолимый страх, до немецкого городка Кенигсберга ( на Берлинском направлении) (сейчас это польский город Хойна), где командир стрелковой роты ( имеется в виду Сьянов) получил приказ явиться на совещание командного состава к самому командующему 1-м Белорусским фронтом... Здесь Сьянов и вовсе стушевался: столько генеральских, полковничьих  звёзд - глаза слепит".

Жуков. Сержантов вокруг не видать.

Плохо верится, что Жуков пригласил на совещание посвящённое предстоящему штурму Берлина старшего сержанта.  Тем более, что Сьянов тогда исполнял обязанности командира взвода. Вот что пишет об этом Википедия: "Командир взвода 1-го стрелкового батальона 756-го стрелкового полка старший сержант Сьянов И. Я. в уличных боях в столице гитлеровской Германии  Берлине заменил выбывшего из строя командира 1-й стрелковой роты". А из мемуаров Неустроева вообще выходит, что Сьянов был назначен командиром роты за пару часов до штурма Рейхстага.

Глвным эпизодом повести, вынесенным в заголовок, был рассказ как старший сержант Сьянов ходил, в качестве парламентёра, принимать капитуляцию берлинского гарнизона. «Командарму доложили: рейхстаг полностью очищен от врага. Одновременно ему стало известно, что комендант Берлина генерал Вейдлинг обратился к советскому командованию с предложением прислать своего, облечённого высокими полномочиями парламентёра для переговоров.

Командующий армией прибыл в рейхстаг. Его встретил полковник Зинченко. Командарм напросился на ужин.

Сегодня известно,  2-го мая в первом часу ночи немцы сообщили, что готовы прислать парламентёров. В шесть утра линию фронта перешёл генерал Вейдлинг со свитой из генералов и офицеров. В семь часов утра он подписал приказ о капитуляции, который через громкоговорители, в разных местах города был зачитан немецкому гарнизону. После этого через некоторое время сдался и гарнизон Рейхстага.

Генерал Вейдлинг прибыл для подписания капитуляции Берлина.

В повести напутана последовательность событий. Но не это главное. Оказывается командарм с членом военного совета и офицерами штаба прибыл а командиру полка Зинченко чтобы посоветоваться кого направлять к немцам в качестве парламентёра.В главе « Пока спал наш сержант...» описано как проходил этот военный совет. Приведём несколько абзацев:

«Командарм перевёл испытующий взгляд на Литвинова, в раздумье сказал:

- Конечно, генерал - фигура. Но всю тяжесть войны вынес на своих плечах народ, солдаты. Генерал без солдата – ноль.- Он прищурился, смотря куда-то вдаль. – Солдат и должен продиктовать нашим врагам эти слова: безоговорочная капитуляция.

Кто-то из штабных с готовностью посоветовал:

- Можно надеть на него генеральский мундир.

«Умник», - подумал командарм, а вслух сказал:

- К чему маскарад? Нет, пускай он предстанет перед врагами таким, какой есть – со старшинскими или ефрейторскими лычками на погонах. Важно, чтобы фашисты увидели, что диктует им безоговорочную капитуляцию сам советский народ!

Зинченко и генерал Литвинов переглянулись: одновременно они подумали об одном и том же человеке. И назвали его имя. Командарм крепко потёр выпуклый лоб ладонью, как бы силясь припомнить ,- знает ли этого человека. Улыбнулся.

- Достоин. Встречался с ним в Кунерсдорфе».

Как Вы уже, наверное, догадались, что слова капитуляции должен был продиктовать генералу Вейдлингу не кто иной, как Сьянов. Любителей фантастики, желающих почитать описание похода  старшего сержанта Сьянова в штаб обороны Берлина к самому генералу Вейдлингу,  отсылаю к повести. Её можно найти в больших библиотеках.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю.

Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (18) на Знамя Победы.Глава 12.Что нового можно узнать из старых книг?”

  1. Интересно и позновательно, а будет еще что-то по этой теме?

  2. По моему мнению Вы не правы. Я уверен. Давайте обсудим.

  3. Спасибо огромное, статья супер.

  4. С утра блог отдавал 500 ошибку…

  5. Контент интересный,почерпнул много нового.
    всем рекомендую для прочтения.

  6. И как это автору не влом столько времени на написание статей тратить, мы конечно Вам очень благодарны, но вот я на такой альтруизм не способен :)

  7. Здравствуйте. У меня возник вопрос. Я вот пишу бывает вам комментарии они появляются но потом когда через минутку захожу их уже нет. Почему так незнаете ?

    • admin:

      Здравствуйте!
      Я не знаю. Но у меня в последнее время что-то творится с комментариями.Такое впечатление что предпринята атака на мой сайт.

  8. Дмитрий:

    на фото «На парад Победы» запечатлены (слева направо) — Самсонов, Кантария, Егоров, Сьянов и Неустроев.

  9. РАССКАЗЫ ВЕТЕРАНОВ ПО ПРОШЕСТВИИ ВРЕМЕНИ ОБ ОДНОМ И ТОМ ЖЕ .ОДНИМ И ТЕМ ЖЕ.ЧАСТО ИЗЛАГАЮТСЯ ПО РАЗНОМУ. КНИГУ ПИСАЛ СНЕГИН И НАВЕРНЯКА СЬЯНОВА ОН РАСПРАШИВАЛ МНОГОКРАТНО.МОЖЕТ СЬЯНОВ ЕМУ КАЖДЫЙ РАЗ ПО РАЗНОМУ ИЗЛАГАЛ.ДОБАВИМ .ЧТО НАДО БЫЛО КАК ТО ПРИДАТЬ КРАСКИ В ВИДЕ ВЗГЛЯДОВ И МЫСЛЕЙ В ГОЛОВАХ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ.ОТКУДА КТО ЛИБО МОЖЕТ ЗНАТЬ .ЧТО ПОДУМАЛ ДРУГОЙ В ДАННЫЙ МОМЕНТ. ВСЕ ПОНИМАЕМ .ЧТО ПРИУКРАШЕНО ДОБАВЛЕНО И НЕ ТОЛЬКО СЬЯНОВЫМ НО И СНЕГИНЫМ .ТАК СКАЗАТЬ ОТСЕБЯЧИНА.. А ИНАЧЕ ЧИТАТЬ НИКТО НЕ БУДЕТ. ОСОБЕННО В ТО ВРЕМЯ. МОЖЕТ БЫТЬ ЗНАМЯ ВНАЧАЛЕ ПРИКРЕПИЛИ К КОЛОНАМ .А ПОТОМ ПЕРЕНЕСЛИ НА ВЕРХ С РАЗНИЦЕЙ ВО ВРЕМЕНИ КОТОРОЕ УЖЕ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ .КТО ТЕПЕРЬ ТОЧНО СКАЖЕТ
    .КАЖДЫЙ ПУСТЬ ПОПРОБУЕТ ОПИСАТЬ СОБЫТИЕ ГОДОВАЛОЙ ДАВНОСТИ- У ВАС ПОЛУЧИТСЯ (ТУТ ПОМНЮ .ТУТ НЕ ПОМНЮ) КАК ХОТИТЕ .ЧТО БЫ ВЕТЕРАН ПОМНИЛ ВЗГЛЯДЫ МЫСЛИ ВСЕ МИНУТЫ И НЕ ОШИБСЯ . А СНЕГИНУ НАДО БЫЛО ДОПИСЫВАТЬ И ОН ВОСПОЛНЯЛ БЕЛЫЕ ПЯТНА СОГЛАСНО ОФИЦИАЛЬНЫМ ФАКТАМ НЕ СТЫКОВКА ОЧЕВИДНАЯ ДА И БОГ С НЕЙ РЕЗУЛЬТАТ ВАЖЕН

    • admin:

      Наталья, здравствуйте!
      Полностью с Вами согласен в том, что память человеческая несовершенна и многое забывается. И мы не должны укорять наших героев в неточностях. Но есть и другая, очень человеческая, черта присущая к сожалению многим. Многие герои прошедшие огонь и воду не смогли устоять перед медными трубами. Даже самым геройским людям частенько хочется казаться ещё более геройскими, чем они есть. Хотя кажется куда уж больше? Взять, например. Абдулхакима Исмаилова. Этот солдат был ранен 5 раз и снова возвращался в строй. Он попал на самую известную фотографию Знамени Победы сделанную одним из самых знаменитых фотографов военных лет Евгением Халдеем. И уже в наше время он вдруг объявил. что он с двумя однополчанами повесил флаг над рейхстагом ещё 28 апреля. Военные историки сразу же поставили его на место, но его земляки сумели «выбить» для него за этот «подвиг» звездочку Героя России.
      Я долго думал публиковать ли данный материал о книге Съянова-Снегина. Конечно же, он геройский солдат, но так безбожно врать… Всё же я решил эту статью разместить на своём сайте, убрав самое дурацкое враньё. Основной целью статьи было показать, что до 1965 года Знамени Победы и штурму Рейхстага уделяли чрезвычайно мало внимания. Поэтому можно было писать всё, что хочешь, даже такую ненаучную фантастику.
      Если Вас интересует данная тема, посмотрите, пожалуйста, ешё одну мою статью http://timemislead.com/zanimatelnaya-istoriya/znamya-pobedyi-glava-13-soveshhanie-v-institute-marksizma-leninizma
      С уважением,
      Анатолий.

Ваш отзыв