Карибский кризис или как могла закончиться человеческая цивилизация.

Автор: , 16 Окт 2012

В Советском Союзе не было принято  рассказывать подробности  о Карибском кризисе. (В США он больше известен как "Кубинский  ракетный кризис").Ограничивались разъяснением,что была большая опасность возникновения страшной ядерной войны, которая была преодолена благодаря мудрости двух правительств, в первую очередь, конечно же , советского. Сегодня о тех событиях известно достаточно много из воспоминаний как самого Хрущева, так и советских генералов.Когда читаешь эти мемуары, озноб по коже пробегает - многие из нас сегодня не были бы  в живых, а на месте наших прекрасных городов громоздились бы кучи радиоактивного мусора. Так что же произошло летом-осенью 1962 года?

Надпись на плакате: "Четырнадцать дней в октябре. Кубинский ракетный кризис".

В начале шестидесятых годов Куба заняла особое место во внешней политике СССР. Политика Москвы в отношении нее основывалась на принципах "классовой солидарности" и "пролетарского интернационализма". Кубе оказывалась огромная экономическая помощь. А еще советское руководство привлекала возможность разместить ракетно-ядерное оружие совсем рядом с территорией США. Это могло, на взгляд советских политиков, в какой-то мере компенсировать громадное американское превосходство в стратегических вооружениях. В полном соответствии с лучшими советскими традициями, ракетно-ядерный сюрприз для Америки решили подготовить в обстановке строжайшей тайны. Хрущов в своих мемуарах писал:

"Я подумал: а что, если мы, договорившись с правительством Кубы, поставим там свои ракеты с атомными зарядами, но скрытно, чтобы от США это было сохранено в тайне? Надо будет поговорить с Фиделем Кастро, обсудить нашу тактику и цели, которые мы преследуем. Когда все будет обговорено, можно начинать такую операцию. Я пришел к выводу, что если мы все сделаем тайно и, если американцы узнают про это, когда ракеты уже будут стоять на месте, готовыми к бою, то перед тем, как принять решение ликвидировать их военными средствами, они должны будут призадуматься. Достаточно четверти, даже одной десятой того, что было бы поставлено, чтобы бросить на Нью-Йорк одну-две ядерные бомбы, и там мало что останется. Атомная бомба, сброшенная на Хиросиму, имела мощность в 20 тысяч тонн взрывчатки. А нашу бомбу в миллион тонн еще никто не проверил на себе. Но по нашим испытаниям было известно, что разрушения производятся колоссальные".

Никита Хрущёв и Джон Кеннеди 

Когда Хрущев  изложил свою идею на Президиуме ЦК КПСС ему никто не возразил, только А.Микоян высказал  некоторые опасения. Руководящие коммунистические товарищи знали что перечить "боссу" нельзя. Будет война или не будет, но возражающий своему вождю очень быстро может лишиться своей должности и всех привилегий. Дальше Хрущев пишет:

"...мы решаемся на опасный шаг... этот шаг, если грубо сформулировать, стоит на грани авантюры. Авантюризм заключается в том, что мы, желая спасти Кубу, сами можем ввязаться в тяжелейшую ракетно-ядерную войну. ( Может быть в этот момент Хрущев вспомнил Николая II, пытавшегося "спасти" Сербию в 1914 году). Надо не желать войны и делать все, чтобы не допустить войны,- но не бояться войны. Если создается невыгодная  ситуация, то ты должен отступить. Однако, если отступление есть начало конца твоего сопротивления, так уж лучше рискнуть. На миру и смерть красна! Попытаться сокрушить своего врага, а если война будет  навязана им , сделать все, чтобы выжить в такой войне и добиться победы. Вот, собственно, как мы понимали сложившуюся ситуацию".

Читаешь мемуары немолодого человека, всю жизнь руководившего нами, простыми смертными, и поражаешься дикому легкомыслию и еще более дикой  логике. Привезти почти под самый Нью-Йорк десятки боевых ракет с ядерными боеголовками, нацелить их на этот город, и вопить на весь мир- "если война нам будет навязана". Вместо того, чтобы решать множество повседневных проблем многострадального народа, Никита Сергеевич со товарищи затеял авантюру, грозившую гибелью всему человечеству.

24 мая 1962 года на расширенном президиуме ЦК КПСС  было принято решение разместить на Кубе советские ракеты среднего радиуса действия Р - 12 и Р - 14. И опять  предоставим слово Хрущеву: " К этому выводу все мы пришли после двукратного или трехкратного обсуждения моего предложения. Я предлагал не форсировать это решение, чтобы оно выкристаллизовалось в сознании каждого и каждый бы, понимая его последствия, знал, что оно может привести нас к войне с США. Решение было принято единодушно".

Что характерно, при этом никого не интересовало мнение кубинцев - готовы ли они принять таких гостей. Решение приняли в Кремле, а кубинскому правительству не предоставили никаких альтернатив - им предстояло согласиться с данным решением, когда их поставят в известность. Военный механизм был запущен, началась подготовка к операции "Анадырь". Уже к 20 июня была сформирована Группа советских войск на Кубе (ГСВК), командовать которой назначили И.А.Плиева, кавалерийского генерала Второй мировой войны. По словам Хрущева: "Мы посчитали, что если уж ракеты ставить, то их следует охранять, защищать. Для этого нужна пехота. Поэтому решили послать туда также пехоту, что-то около нескольких тысяч человек. Кроме того, были необходимы зенитные средства. Потом решили, что нужны еще и танки, и артиллерия для защиты ракет в случае высадки врагом десанта. Мы решили направить туда зенитные ракеты класса "земля-воздух". В результате набиралось несколько десятков тысяч человек наших войск".

Когда подготовка уже шла полным ходом вдруг вспомнили о Фиделе Кастро. Направили к нему большую военную делегацию. В качестве маскировки во главе делегации был поставлен первый секретарь ЦК компартии Узбекистана Шараф Рашидов. Советское предложение вызвало у Фиделя Кастро недоумение и растерянность. Но, выслушав аргументы советской стороны об опасности американской агрессии и намеки на возможность прекращения материальной помощи, он согласился - раз это необходимо  для укрепления "безопасности" социалистического лагеря.

В конце июня 1962 года в Москве был подписан секретный договор о размещении Советских вооруженных сил на Кубе.

12 июля 1962 года на Кубу прибыла рекогносцировочная группа во главе с командиром ракетной дивизии, генерал-майором И.Д.Стеценко. Все проводилось в обстановке строжайшей секретности. Советских ракетчиков во всех официальных документах именовали "специалистами сельского хозяйства". Советские офицеры носили форму кубинской армии и передвигались только мелкими группами под охраной бойцов батальона личной охраны Фиделя Кастро. Н.С.Хрущев в своих мемуарах писал:

"Больше всего нас беспокоило, чтобы наша операция не была раньше времени раскрыта с воздуха. Американцы непрерывно летали над Кубой. А Кубу можно разведывать не только прямыми полетами, но и летать параллельно берегу над нейтральными водами, делая снимки почти всей территории острова... Мы хотели скрытно поставить ракеты, чтобы США через свою агентуру и воздушную разведку не смогли их обнаружить. Это было очень важное обстоятельство. То есть, мы хотели сосредоточить ракеты на Кубе тайно от США".

К 20 июня  группа войск предназначенная  для переброски на Кубу была определена. В нее входили: 51-я ракетная дивизия состоящая из пяти полков. Три полка имели на вооружении ракеты средней дальности Р-12 (24 пусковые установки и 36 ракет). Два полка были вооружены ракетами Р-14 (16 пусковых установок и 24 ракеты). Для прикрытия стартовых позиций ядерных ракет были выделены четыре мотострелковых полка. Одним из которых командовал будущий министр обороны СССР Д.Язов; две зенитные  ракетно-артиллерийские дивизии; истребительный и вертолетный полки; два полка фронтовых крылатых ракет с ядерными боеголовками (16 пусковых установок). Всего численность советской группировки на Кубе должна была составить 44 000 человек.

Ракетный комплекс с БРСД Р-12 был первым комплексом стратегического назначения


Первое подразделение ракетных войск прибыло на Кубу 9 сентября 1962 года на теплоходе "Омск". Всего 85 советских судов совершили 180 рейсов до объявления США морской блокады Кубы. Солдатам и офицерам не сообщили о цели путешествия. Части грузились со всем своим имуществом, везли даже валенки. Размещались военные в трюмах, откуда выходить категорически запрещалось. Температура в трюмах достигала 50 градусов. Кормили людей два раза в сутки и только ночью. Умерших хоронили по морскому обычаю- зашитыми в брезент опускали в океан. Опять слово Никите Сергеевичу:

"Наши грузы потекли на Кубу. Корабли шли без военно-морского сопровождения. Все размещалось на тех же кораблях. Когда грузили ракеты, то грузились и команды в штатском, никто в военной форме туда нами не посылался. Еще раньше мы послали на Кубу войска. которые должны были охранять ракеты, когда они будут доставлены.

Эти войска встречали грузы и разгружали их в особых портах, в которых не допускали никаких посторонних глаз. Там должны были находиться только глаза советских людей. Мы об этом заранее договорились с Кастро, потому что боялись, что среди кубинцев существует много ненадежных людей.В обычных портах, где скапливается много народа, американские разведчики, безусловно, наблюдают за приходящими грузами. Поэтому первый же корабль был бы засечен и было бы расшифровано, какие прибыли грузы.

Мы этого не хотели, и все делалось нашими людьми. Охрана в районе, где устанавливались наши ракеты, тоже состояла из наших людей. Одним словом, максимально хотели себя обезопасить от утечки информации, чтобы она не стала достоянием американской разведки".

Сосредоточение советских войск на Кубе было прекращено после объявления блокады острова. Всего из состава  51-й ракетной дивизии на Кубу прибыли около 8000 солдат  и офицеров, 2000 машин, 42 ракеты и 36 боеголовок. Ракеты Р-14 на Кубу так и не попали. Восемь тысяч- это только в  составе  ракетной дивизии, без учета летчиков, зенитчиков и пехотинцев.

Приготовления советской ракетной группировки шли невиданными темпами, днем и ночью. На тропические ливни никто не обращал внимания. Кремль установил срок приведения в боевую готовность  всех доставленных ракетных полков к 1 ноября 1962 года. После того, как американцы обнаружили стартовые ракетные позиции, работы стали вестись только ночью. К 15 октября были проверены и подготовлены к установке на ракеты ядерные боеголовки.

Боеголовки были доставлены на Кубу кораблем "Индигирка" 4 октября 1962 года. В трюмах скромного грузового судна  находились 160 ядерных боеголовок разной мощности. Сюда входили 60 боеголовок к ракетам Р-12 и Р-14, 12 боеголовок к тактическим ракетам "Луна", 80 боеголовок для фронтовых крылатых ракет, 6 авиационных бомб и 4 морские ядерные мины.

Потрясенные американцы наконец обнаружили у себя под носом советские стартовые позиции с ракетами установленными в боевое положение. Вот как объясняют сами американцы очевидный провал своей разведки: "Несмотря на все возрастающий поток информации о перевооружении кубинской армии, с 5 сентября по 14 октября не было проведено ни одного разведывательного полета самолетов U-2. Кеннеди не хотел нового международного скандала -  пришлось извиняться перед СССР за пролет  U-2 над сахалином 30 августа, а затем потерпел катастрофу над Китаем тайваньский  U-2. И президент опасался, что если над Кубой будет сбит самолет-разведчик, то он "потеряет лицо". Но в конце сентября морской самолет-разведчик сфотографировал направляющийся на Кубу советский корабль "Касимов" на палубе которого несмотря на брезентовое покрытие угадывался легкий бомбардировщик Ил-28.

File:P-2H Neptune over Soviet ship Oct 1962.jpg

Американский морской разведчик сопровождает советский теплоход направляющийся к Кубе.

В связи с этим было решено рискнуть и отправить U-2 в разведывательный полет над Кубой. Полет был назначен на 8 октября, но вмешалась погода. И США получили первые фотоподтверждения наличия  оборудованных позиций советских ракет только 14 октября. Майор  Ричард Хейзер привез 928 фотографий того, что оказалось стартовыми позициями ракет SS-4 (по классификации НАТО).

Почти сразу после этого была введена морская блокада Кубы. Из доклада командира 51-й ракетной дивизии генерала Стеценко:

"В 18.00  22.10.1962 года правительство США объявило блокаду о.Куба.

В 5.40  23.10.62 года Премьер-министр и Главнокомандующий вооруженными силами Кубинской Республики отдал приказ - все Революционные Вооруженные Силы поднять по тревоге. В республике было объявлено военное положение.

К 8.00  23.10.62 года части дивизии были приведены в повышенную боевую готовность.

В 11.30  23.10.62 года два американских истребителя на высоте 100 - 150 метров вторглись в воздушное пространство о.Куба и прошли над боевыми порядками полков тов. Соловьева и Бандиловского.

В 11.32 пара американских самолетов прошла над боевыми порядками полка тов.Сидорова, а в 12.00 над боевыми порядками полка тов. Черкесова.

С этого момента начались систематические безнаказанные свободные полеты американской авиации над территорией о.Куба и боевыми порядками дивизии на высотах 50 - 100 метров, которые продолжались до 27.10.62 года, т.е. до того момента, когда был сбит самолет U-2 на высоте 21 км и силами ПВО Кубинской армии самолет Ф-106 на низкой высоте".

Файл:Cuba Missiles Crisis U-2 photo.jpg
Фото, представленное Кеннеди 16 октября

В это же время в "штабе" Кеннеди решали что делать дальше. Обратимся снова к американским источникам: " Из всех возможностей проработанных аналитиками рассматривались две - превентивный удар по развернутым  ракетным позициям или морская блокада. Полномасштабная  десантная  операция   против Кубы не рассматривалась. Министр обороны МакНамара поддерживал морскую блокаду, как сильную, но ограниченную военную операцию, которая оставляет контроль событий за Соединенными Штатами. Тем не менее, термин "блокада" был проблематичен. В соответствии с международными законами блокада является актом войны, но в администрации Кеннеди  думали, что простая блокада не спровоцирует СССР на начало боевых действий. В добавление к этому юристы из Госдепартамента и Министерства Юстиции дали заключение, что объявления войны  возможно избежать, поскольку другая юридическая трактовка, основанная на положениях договора Рио о защите Западного Полушария, позволяет принять данные меры большинством две трети голосов  участников  Организации Американских Государств". (Не устаю удивляться американцам! В чрезвычайно напряженной и опасной ситуации, требующей немедленных решений, президент США консультируется с юристами чтобы не дай бог не нарушить международные законы. Сталину, Хрущеву, Брежневу такое и в голову не могло прийти.)

Наконец адмирал Андерсон предложил организовать не блокаду, т.е . доставку всех возможных материалов, а карантин по завозу наступательного оружия. Исходя из такой трактовки Кеннеди получил одобрение ОАГ на проведение военной операции по защите Западного полушария на основании договора Рио". Более того некоторые латиноамериканские страны в той или иной мере участвовали в этой операции.

Карикатура из американской газеты - "Армрестлинг".

К 27 октября три полка 51-й ракетной дивизии были уже готовы нанести удар со всех своих 24 стартовых позиций. Из группового склада доставили ядерные боеголовки, а для усиления зашиты ракетных позиций от возможного авиаудара, была  направлена значительная часть зенитных орудий, ранее прикрывавших Гавану.

В это же время, по всей территории Советского Союза были приведены в полную боевую готовность Ракетные Войска Стратегического Назначения, войска ПВО и Дальная авиация. В повышенную боевую готовность были приведены Сухопутные войска и ВМФ. Было задержано увольнение в запас советских солдат и матросов, отслуживших свой срок, отменены все отпуска для военнослужащих. Н.С.Хрущев писал в своих мемуарах:

"Шел непрерывный обмен письмами с президентом Кеннеди, и я провел всю ночь в помещении Совета Министров СССР, ожидая ,что могут быть срочно переданы тревожные известия, на которые необходимо немедленно реагировать.

Были предупреждены и военные. Мы, насколько возможно, приготовили наши войска. По-моему, сделали даже какие-то заявления относительно усиления нашей боевой готовности. Должен сейчас чистосердечно сказать, что это была только демонстрация в печати, чтобы воздействовать на умы американских агрессоров. Практически же мы ничего серьезного не предприняли, ибо считали, что война не разразится и что мы имеем возможность повлиять на возникший накал, чтобы не допустить войны".

Таким образом Никита Сергеевич сознается, что Советский Союз к настоящему военному противостоянию готов не был и даже не сильно готовился. Что все это был грандиозный блеф, в который поверили американцы и которые стали готовиться к войне не в шутку, а всерьез. Генерал А.И.Грибков писал на эту тему:

"Как мне представляется, американцев напугало скрытное и внезапное появление советских ракет на острове. Дезинформация шла по вертикали вниз с самого "верха". Н.С.Хрущев вплоть до 25 октября уверял американского  президента в отсутствии на Кубе ракетного оружия. Разработанный план маскировки и дезинформации в основном был выполнен.

К тому же на все вопросы о наличии ракет на Кубе наши дипломаты в силу своей неосведомленности (в том числе и посол Советского Союза в США, и представитель в ООН) давали отрицательный ответ, что тревожило американцев и, видимо, давало им повод сделать вывод о готовящемся против них внезапном ракетном ударе".

Файл:Andrei Gromyko, John F Kennedy 1962.gif

Громыко и Добрынин на приеме у Кеннеди уверяют его, что на Кубе нет наступательного оружия СССР


Такая политика привела к тому, что советские представители в ООН стали посмешищем в глазах всего мира, особенно после того,как американцы в ответ на очередную советскую отповедь "лживой буржуазной пропаганде" твердящей о каких-то ракетах на Кубе, продемонстрировали фотоснимки, на которых четко были видны стартовые позиции советских ракет.

File:Adlai Stevenson shows missiles to UN Security Council with David Parker standing.jpg

А.Стивенсон демонстрирует фотографии ракет на заседании Совета Безопасности.

27 октября обстановка накалилась до предела. Расчет  советского зенитно-ракетного комплекса С-75 сбил американский разведывательный самолет - разведчик У-2, пилот которого, Р.Андерсон, погиб. Напряжение в Москве и Вашингтоне достигло апогея. Любая искра могла вызвать огонь.

Файл:U2-Heck.jpg

Обломки самолёта U-2, сбитого в «Чёрную субботу». Музей Революции в Гаване


27 октября Хрущеву вручили послание Фиделя Кастро, предлагавшего радикальный способ решения проблемы: "Если произойдет агрессия... и империалисты нападут на Кубу с целью ее оккупации, то опасность, таящаяся в такой агрессивной политике, будет настолько велика для всего человечества, что Советский Союз после этого ни при каких обстоятельствах не должен будет допустить создания таких условий, чтобы империалисты первыми нанесли  по СССР атомный удар.

Если они осуществят нападение на Кубу - этот варварский незаконный и аморальный акт, то в этих условиях момент был бы подходящим, чтобы, используя законное право на самооборону, подумать о ликвидации навсегда подобной опасности. Как бы ни было тяжело и ужасно это решение, но другого выхода, по моему мнению, нет. Это мое мнение вызвано развитием той агрессивной политики, когда империалисты не взирают ни на какое общественное мнение, ни на какие принципы и право: блокируют моря, нарушают воздушное пространство и готовят нападение и с другой стороны срывают всякую возможность переговоров, несмотря на то, что им известна серьезность последствий".

Фидель Кастро, как видно из его послания, призывал Советский Союз нанести превентивный ядерный удар по США, чтобы навсегда избавиться от империалистической опасности. Его убедили в ядерной мощи  СССР и он просто не понимал, что советские лидеры только на словах готовы были до конца противостоять Америке.

Сообщение о сбитом самолете и послание Фиделя Кастро о скором начале американского вторжения на остров серьезно встревожили Хрущева и его соратников:

"К этому времени Америка уже призвала из запаса людей, вывела  в океан военно-морской флот, подтянула к своим берегам резервы. Одним словом, все военные приготовления были закончены.Видимо президент понимал, что он делает.

Конечно, превосходство в ракетах было на стороне США, но он понимал: превосходство превосходством, а те ракеты, которые поставлены нами, свое дело сделают. Они могут сдуть с лица земли Нью-Йорк, Вашингтон и другие промышленные города и административные центры. Конечно, Советскому Союзу они тоже нанесут урон. Начнется война, не такая, как первая мировая или вторая мировая... А в этой войне, если она будет развязана, они вызовут огонь на себя. И какой огонь! Термоядерных бомб!".Файл:Cuban crisis map missile range.jpg

На приведенной карте-схеме средний круг показывает радиус действия ракет Р-12, а большой круг радиус действия ракет Р-14, которые не успели завезти на Кубу до начала блокады.


Никита Сергеевич прекрасно понимал, что ответный удар США сотрет с лица земли "страну победившего пролетариата". А умирать в пламени ядерных взрывов обитателям Кремля совсем не хотелось! На следующее утро Советский Союз заявил о готовности вывести ядерное оружие с Кубы. Хрущеву стало ясно, что он дошел до края пропасти - еще один шаг в прежнем направлении означает, что второго уже не будет. Хрущевский блеф все больше пахнул братской могилой для всего человечества. Осознав это, Никита Сергеевич дал команду "Полный назад!" Но диктуя свои мемуары Хрущев постарался приукрасить действительность:

"В самый разгар событий, после получения доклада Добрынина (советский посол в США) о визите к нему Роберта Кеннеди (брата президента США), я продиктовал вариант телеграммы президенту Кеннеди, в котором мы выражали готовность пойти на уступки, в смысле вывода наших ракет).

Только я продиктовал эту телеграмму, ее отпечатали, и мы должны были обсудить ее в коллективе руководства, чтобы принять текст и отправить ее, как мы получили телеграмму от нашего посла, в которой он передавал послание нам Кастро. Фидель сообщал, что по достоверным сведениям, полученным им, США вторгнутся на Кубу через несколько часов.

Нужно сказать, что и мы имели аналогичные сведения: наша разведка сообщила, что подготовлена такая высадка и вторжение неизбежно, если мы не договоримся с президентом Кеннеди. Возможно, эти сведения были подброшены нам американской разведкой. они ведь часто знают наших разведчиков. Поэтому нередко случается подбрасывание тех данных, которые той или иной стороне хотелось бы довести до сведения противной стороны".Файл:LeMay Cuban Missile Crisis.jpg
Джон Кеннеди на совещании с командующим ВВС США

 

Хрущев только забыл упомянуть в своих мемуарах, что советское руководство так торопилось сообщить американцам о согласии вывести ракеты немедленно, что передало свое заявление по радио открытым текстом, опасаясь ракетно-ядерного удара со стороны США. Вывод советских ракет и других войск с Кубы напоминал отступление разбитой армии. Америка настояла на инспекции всех кораблей и судов, на которых возвращались домой войска. Ракеты по требованию США перевозились на открытых палубах, чтобы легче было контролировать вывоз.Файл:November.jpg
«Николаев» в порту Касильда. На причале видна тень от RF-101 «Вуду», самолёта-разведчика, сделавшего снимок. Стрелками на снимке показаны погруженные на открытую палубу ракеты.

Переговоры с Америкой  и принятие решений  о выводе войск проводились без участия кубинцев, что вызвало серьезное недовольство кубинского руководства. Участник тех событий, генерал А.И.Грибков вспоминал:

"Фиделя Кастро можно было понять. Советские ракеты оказались на Кубе в результате договоренности  правительств  двух государств. А значит и вывоз их следовало согласовать с кубинским руковолством...

Раздражение вызвало у Кастро и согласие Советского правительства на инспектирование американцами вывоза наших ракет. Причем опять же без извещения об этом кубинской стороны. Можно представить, насколько глубоко было задето самолюбие кубинского лидера".

Советская пропаганда сделала вид, что никакой пощечины не было и затрубила на весь мир о "новой победе сил мира и социализма". Всякий раз, когда оглядываешься на события того времени, мороз по коже пробегает. Глупейшее решение одного не очень умного человека(зато самого главного в стране) могло привести к тому, что нас всех сегодня бы не было в живых. Планета Земля представляла бы из себя обугленный радиоактивный шар.Разве что в океанах сохранилась бы жизнь. И думаешь, а что если бы у какого-нибудь ракетного командира не выдержали нервы в той напряженной обстановке? Ведь сбили же американский самолет - разведчик без команды. А потом перепугались, но перепугались не ответного удара, а гнева кремлевского руководства и поспешили свалить перед Хрущевым все на кубинских товарищей. Присмотритесь, пожалуйста, читатель  к нынешним своим  руководителям - не сильно ли много общего у них с весельчаком Никитой Сергеевичем?

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите.E-mail: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

 

 
рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Ваш отзыв