Как Ленин кайзеру долги отдавал.

Автор: , 18 Ноя 2012

То,что партию большевиков в Октябрьской революции финансировали из казны Германской империи сегодня мало кто оспаривает. По некоторым свидетельствам, в неформальной обстановке, Ленин с юмором говорил, что на немецкие деньги он устроил революцию в России, а на российские деньги устроит революцию в Германии. Естественно, что у кайзера с Лениным были какие-то общие цели, а именно: вывод России из войны, полная демобилизация российской армии, устранение от власти в России сил или людей, которые готовы сражаться с Германией и дальше, несмотря ни на что.

Эти общие (главные на данном этапе для обоих партнеров) цели объединяли  Кайзера Германской империи и руководителя Социал-Демократической рабочей партии (большевиков). Несомненно, что после решения главных вопросов для этого, несколько странного альянса, пути договорившихся сторон должны были разойтись. Но в ближайшей перспективе  новоявленные союзники еще были нужны друг другу. Большевики могли помочь немцам в тяжелейшей борьбе  с Антантой, а немцы могли оказать большевикам, не имеющим серьезных вооруженных сил, неоценимую помощь против их врагов в самой России и продолжать оказывать финансовую помощь.

File:Helphand Parvus.jpg

Парвус в 1905 году. Снимок сделан после ареста.

Но весной 1917 года вложение немецких денег в партию большевиков, в одну из революционных партий, причем в партию  немногочисленную (24 - 25 тыся человек по всей стране) и не имеющую на тот момент сколь нибудь ощутимой поддержки в российском обществе, представлялось делом совсем не очевидным. Нужен был кто-то, прекрасно разбирающийся в пестром составе российских революционеров, кто бы прекрасно знал что от кого можно ожидать, кто мог бы дать веские гарантии, что вложенные деньги принесут требуемый эффект. У Германского правительства был свой эксперт - Парвус (И.Л.Гельфанд), в свое время известный российский революционер, один из руководителей  Первой  русской революции в Москве , человек опекавший Ленина в самом начале его эмиграции, человек которого Троцкий признавал своим учителем. Парвус, хорошо зная Ленина как харизматического вождя, рекомендовал германскому правительству сделать ставку именно на него. Парвус пользовался репутацией проницательного политика, чьи пророчества часто сбываются.
Еще в марте 1915 г. Парвус направил немецкому правительству подробный план организации революции в России — документ, известный под названием «Меморандум д-ра Гельфанда» и получил на это дело 1 миллион рублей. Ключевую роль в своём плане Парвус отводил большевикам. По мере возрастания трудностей в своей борьбе с Антантой немецкое правительство уделяло все больше внимания выводу России из войны революционным путем.

File:Расписка Парвуса.jpg

Расписка Парвуса в получении 1 млн рублей на организацию революции. Текст: « Получил 29 декабря 1915 один миллион рублей в банкнотах на потребности революционного движения в России от посланника Германии в Копенгагене. Др. А. Гельфанд»

В книге Земана-Шарлау приводится обширный отчёт Брокдорфа-Ранцау (германского посла в Копенгагене) о встрече с Парвусом, который поставил вопрос о необходимости приведения России в состояние анархии путём поддержки наиболее радикальных элементов. В меморандуме, составленном по итогам бесед с Парвусом, Брокдорф-Ранцау писал: «я считаю, что, с нашей точки зрения, предпочтительнее поддержать экстремистов, так как именно это быстрее всего приведет к определённым результатам. Со всей вероятностью, месяца через три можно рассчитывать на то, что дезинтеграция достигнет стадии, когда мы сможем сломить Россию военной силой». В результате канцлер уполномочил германского посла в Берне фон Ромберга войти в контакт с русскими эмигрантами и предложить им проезд в Россию через Германию. Одновременно  МИД запросил у казначейства 3 миллиона марок на пропаганду в России, каковые и были выделены.

File:Brockdorf Rantzau.jpg
Ульрих фон Брокдорф-Ранцау, германский посланник в Копенгагене.
К этому следует добавить, что по данным наружного наблюдения Департамента полиции, 27 декабря 1916 года Ленин явился в германское посольство в Берне, где оставался до 29 декабря. Т.е. за пару месяцев до февральской революции Владимир Ильич две ночи подряд ночевал в гостях у немецкого посла. О чем вождь пролетариата договаривался с послом иностранной державы ведущей войну против его страны можно только догадываться. Кто еще участвовал в этих переговорах с немецкой стороны российские филеры не установили, т.к. не могли знать в лицо всех офицеров германского генштаба и чиновников министерства иностранных дел. Но сам факт столь длительного пребывания Ленина в немецком посольстве уже говорит о том, что руководство Германии сделало ставку именно на Владимира Ильича и, во-вторых, разговор был серьезный и конкретный. Договаривающиеся стороны, по видимому, изложили друг другу свои приоритеты, договорились о последовательности действий и рассмотрели всевозможные варианты поведения Ленина в качестве главы революционного правительства, когда    придет время платить по обязательствам.

А проблемы с реализацией договоренностей были большие. Немецкие аппетиты никак не совмещались с патриотизмом большинства членов ленинской партии, включая ближайшее окружение. Обвинения в сотрудничестве с немцами начались уже в день отъезда из Швейцарии. Понимая двусмысленность полученного официального разрешения на проезд через территорию враждебной страны, ведущей войну против государства, чьим гражданином он являлся, Ленин принял меры для того, чтобы не допустить чрезмерной огласки самого факта отъезда. Однако, этого избежать не удалось, и даже Вильгельм II, узнав об этом мероприятии из газет, высказал пожелание снабдить отъезжающих полезными для антироссийской пропаганды материалами.
Тем не менее, как отмечал немецкий атташе, обязанный доложить об успехе начала операции, на вокзале в Цюрихе собралась внушительная толпа патриотически настроенных эмигрантов числом около сотни человек, выкрикивающих обвинения отъезжающим в национальном предательстве и предсказания, что все они будут повешены в России, как еврейские провокаторы. В ответ на это при отходе поезда его пассажиры исполнили хором «Интернационал».

File:Lenin document.jpg

Подписи Ленина и других эмигрантов под условиями проезда через Германию.

Ленин несомненно выбрал бы любой другой возможный путь в Россию, но для него лично таких маршрутов просто не было.
В переписке эмигрантов фигурирует «чёрный список наиболее опасных пацифистов» , для которых проезд через страны Антанты был закрыт. В нём значились не только соредакторы большевистского «Социал-демократа», Ленин и Зиновьев, но и все бывшие сотрудники газеты «Наше слово» во главе с Троцким и Мартовым. Первым «звонком» стал арест в Великобритании умеренного интернационалиста, лидера эсеров В. М. Чернова, — собственно, его арест и побудил Ленина принять предложение швейцарского социал-демократа Платтена о поездке через Германию. По требованию Временного правительства, на которое давил Петроградский совет, Чернов был скоро освобожден; но за этим последовал арест Л. Д. Троцкого английскими властями в Канаде, и ждать его освобождения из английского концлагеря пришлось намного дольше.
Сразу же по приезде в Россию, 4 (17) апреля, Ленин выступил со знаменитыми «Апрельскими тезисами», направленными против Временного правительства и «революционного оборончества». В первом же тезисе продолжающаяся война  характеризовалась как по-прежнему «грабительская, империалистическая»; содержались призывы «организации широкой пропаганды этого взгляда в действующей армии» и братаний. Далее содержалось требование перехода власти в руки советов с последующим «устранением армии, чиновничества, полиции».
На следующий день после публикации «Тезисов» в «Правде», 21 апреля , один из руководителей немецкой разведки в Стокгольме телеграфировал в МИД в Берлин: «Приезд Ленина в Россию успешен. Он работает совершенно так, как мы этого хотели бы». Впоследствии генерал Людендорф писал в своих мемуарах: «Посылая Ленина в Россию, наше правительство принимало на себя особую ответственность. С военной точки зрения это предприятие было оправдано, Россию нужно было повалить».

File:Донесение в Берлин.jpg

Донесение в Берлин руководителя немецкой разведки в Стокгольме.

И вот свершилась Октябрьская революция, Ленин во главе нового правительства. Финансирование ленинского советского правительства Германской империей не только не прекратилось, но наоборот увеличилось. Тем не менее, настало время отдавать долги, учитывая, что положение дел у самой  Германии было очень нерадостное, и они поторапливали. Хотя Ленин был чрезвычайно изобретательным и изворотливым политиком, в одиночку он бы не смог реализовать "возврат долга" кайзеру. Но ему повезло - удалось привлечь к этому дело еще одного гениального творца "нового мира" - Д.Троцкого. И вот этот действительно гениальный тандем исполнил невероятный, просто цирковой номер, который назывался "победа социалистической революции в России".

Первый этап возврата долгов - развал русской армии, прошел для Ленина сравнительно просто - народ крайне устал от войны.
После захвата  власти в Петрограде Советами  Верховный Главнокомандующий генерал Духонин Н. Н. отказывается выполнить распоряжение Советского правительства о начале мирных переговоров. 9 ноября Ленин обращается напрямую к солдатам с предложением полкам самим «выбрать уполномоченных» для ведения переговоров, «Совет Народных Комиссаров даёт вам права на это». На практике это вылилось в непрерывную цепь братаний с 14 ноября по 5 декабря.
В декабре 1917 года большевики довели до логического завершения процесс «демократизации армии», начатый в марте 1917 Приказом № 1 Петросовета. 16 декабря 1917 года были приняты совместные декреты ВЦИК и СНК «О выборном начале и организации власти в армии» и «Об уравнении в правах всех военнослужащих».

File:Карикатура 1917.jpg
Немецкая карикатура на разложение русской армии начала 1917 г.
Декрет «О выборном начале и организации власти в армии» окончательно объявил единственной властью в армии не командиров, а соответствующие солдатские комитеты, советы и съезды, введя также принцип выборности командиров[44]. Декрет «Об уравнении в правах всех военнослужащих» упразднил в армии все воинские звания и все знаки отличия, введя для всех поголовно военнослужащих звание «солдат революционной армии». Эти два декрета фактически поставили точку на окончательном разрушении бывшей царской армии. Уже 28  января 1918 года совместный декрет ВЦИК и СНК провозгласил основание РККА.
Даже после октябрьского переворота, полностью контролируя армию, большевики продолжали политику её развала. Бывшие генералы, пошедшие на сотрудничество с большевиками, искренне не понимали, почему, уже захватив власть, те продолжали разрушать армию.

File:EasternFront1917.jpg

Линия фронта  на 1 сентября 1917 г.

К февралю  1918 года количество дезертиров в России дошло до 3 миллионов человек. Очередной вспышке дезертирства способствовали как стремление солдат успеть в свои деревни к разделу земли (который был легализован большевистским Декретом о земле от 27 октября 1917 года, но фактически начался несколькими месяцами ранее), так и развал снабжения армии. 2 декабря 1917 года, по сообщениям с Западного фронта, "длительное недоедание перешло в голод".
Историк российской армии С. В. Волков действия большевистской партии в годы Первой мировой войны приравнивал к участию в этой войне на стороне противников России. Призывы коммунистов  к поражению России в войне и превращению империалистической войны в войну гражданскую не оставались только теоретическими разработками. На протяжении всей войны большевики вели практическую работу по разложению Русской армии, а сразу после Февральской революции действия коммунистов были направлены на разжигание в армии социальной розни — на натравливание солдат на офицеров и физическое уничтожение последних.

Следующий этап был, пожалуй, самым сложным - официальная передача Германии огромных территорий, как уже захваченных, так и не находившихся пока под контролем германской армии. Ситуация сложилась парадоксальная. С одной стороны армия не хотела воевать и стремительно разбегалась. Причем именно этого и добивалась коммунистическая партия как до своего прихода к власти, так и после захвата власти в Петрограде. С другой стороны, большая часть партийных функционеров и мысли не допускала о передаче каких-либо территорий врагу и готова была объявить священную революционную войну германскому империализму. Эти коммунистические функционеры (с марта 1918 года партия большевиков сменила название ) вчера разваливавшие армию, сегодня призывающие к священной революционной войне вообще- то не собирались лично идти на фронт, но на словах  проявляли большую революционную воинственность.
К середине января 1918 года в РСДРП(б) оформляется раскол: в то время как группа «левых коммунистов» во главе с Н. И. Бухариным настаивает на отклонении германских требований, Ленин настаивает на их принятии, опубликовав 20 января «Тезисы о мире». Наркоминдел Троцкий выдвинул «промежуточную» платформу «ни мира, ни войны» — «Мы войну прекращаем, мира не заключаем, армию демобилизуем».21 января Ленин, выступая на совещании членов ЦК с партийными работниками, приводит развёрнутое обоснование необходимости подписания мира, огласив свои «Тезисы по вопросу о немедленном заключении сепаратного и аннексионистского мира» . За ленинские тезисы проголосовало лишь 15 участников совещания, 32 человека поддержали позицию «левых коммунистов» и 16 — позицию Троцкого.
В последней декаде января прошел третий съезд Советов. Подавляющее большинство съезда было так категорически настроено в пользу войны, что Ленин держался в тени. Даже Троцкий более решительно говорил о своих возражениях против мира, чем против войны. «Главную речь вечера, — пишет британский очевидец, — произнес Троцкий, чей доклад... слушали с восторженным вниманием. С него не сводили глаз, ибо он достиг зенита своей силы... Человек, воплощавший в себе революционную волю России, обращался к миру вовне... Когда Троцкий закончил свою речь, огромное сонмище русских рабочих, солдат и крестьян поднялось и... торжественно запело «Интернационал».  Съезд единодушно одобрил доклад Троцкого, но не принял никакого решения и оставил его на усмотрение правительства.

Ленин прекрасно понимал, что если он как председатель Совета народных комиссаров отдаст приказ о подписании мирного договора ( по существу капитуляции) с принятием всех немецких требований, то тут же будет снят со своего поста товарищами по партии. Если же он поддержит безумную позицию "левых коммунистов", то немцы все равно возьмут все, что они хотят и к тому же посадят руководить Россией других, более сговорчивых людей. Да к тому же могут организовать "утечку" информации о швейцарских договоренностях 1916-го года.

И Ленин с Троцким придумали изумительную комбинацию. Основная идея: надо показать всей стране и в первую очередь партии, что выполнение немецких требований- шаг абсолютно вынужденный и не имеющий альтернативы. Вторая задача - показать и доказать всем партийным придуркам, что они действительно придурки и поэтому должны слушаться старших,куда более мудрых товарищей.

File:1919-Trotsky Lenin Kamenev-Party-Congress.jpg

Ленин, Троцкий и Каменев.

Реальное исполнение идеи. Для всех окружающих надо было показывать, что Ленин и Троцкий находятся на разных принципиальных позициях по вопросу о войне и мире. Затем необходимо было убрать остатки войск с линии фронта и заставить немцев предпринять наступление. Потом развернуть бурную, в основном пропагандистскую деятельность по "защите социалистического отечества", чтобы партийные придурки поняли  и увидели. что они способны только болтать по многу часов подряд  и призывать к действиям кого-то , но сами не способны организовать реальную оборону страны. И главное показать всем "р-революционерам" чем может закончиться поражение революции лично для каждого из них.

10 февраля 1918 года Троцкий делает решительный шаг. На возобновившихся после перерыва мирных переговорах он делает заявление: "Мы выходим из войны. Мы извещаем об этом все народы и их правительства. Мы отдаём приказ о полной демобилизации наших армий… В то же время мы заявляем, что условия, предложенные нам правительствами Германии и Австро-Венгрии, в корне противоречат интересам всех народов". В тот же день Троцкий отдаёт Верховному главнокомандующему Крыленко распоряжение с требованием немедленно издать по армии приказ о прекращении состояния войны с Германией и о всеобщей демобилизации, отменённый Лениным уже через 6 часов. Тем не менее приказ был получен всеми фронтами 11 февраля.

File:SovietDelegatesAtBrestLitovsk.jpg

Второй состав советской делегации в Брест-Литовске. Сидят, слева направо: Каменев, Иоффе, Биценко. Стоят, слева направо: Липский В. В., Стучка, Троцкий Л. Д., Карахан Л. М.

Красиво исполнено! Министр иностранных дел прямо из далекого города Бреста отдает приказ главнокомандующему и по совместительству  министру обороны (который по своему положению не является подчиненным другого такого же министра) о демобилизации армии и тот стремглав бежит его выполнять не спросясь у своего непосредственного начальника, Председателя правительства!  Хотя Предсовнаркома, тов. Ленин сидит в своем кабинете в Смольном совсем недалеко от тов.Крыленко. И вопрос о демобилизации армии является чрезвычайно важным, но не входит в сферу компетенции министра иностранных дел. Тов.Ленин как бы случайно узнает о таком ляпсусе двух своих министров (наркомов) и спешно отменяет приказ о демобилизации.Но вот беда, приказ о демобилизации уже доведен до всех полков на всех фронтах, а об отмене этого приказа почему-то никто и не слышал. Но зато алиби товарищу Ленину обеспечено - он лично был против демобилизации и даже отменил приказ.( Кстати тов. Ленин, который был достаточно жестким руководителем, по видимому остался довольным действиями своих наркомов. Не прошло и месяца как один из них (Троцкий) был назначен наркомвоеном( министром обороны по нынешнему), а Крыленко - наркомом юстиции).
Утром 18 февраля уже поступили сведения об активизации немецких войск. Днём, начав наступление по всему фронту от Балтийского моря до Карпат силами 47 пехотных и 5 кавалерийских дивизий, немцы быстро продвигались вперед и уже к вечеру отрядом менее чем в 100 штыков взяли Двинск, где в ту пору находился штаб 5-й армии Северного фронта.
В течение недели они заняли ряд городов и создали угрозу Петрограду. 19 февраля был сдан Минск, 20 февраля — Полоцк, 21-го — Речица и Орша, 22-го — латвийские Вольмар и Венден и эстонские Валк и Гапсала, 24-го небольшой отряд немецких мотоциклистов заставил капитулировать огромный русский гарнизон в Пскове, 25-го большевики позорно оставили Борисов и Ревель. 21 февраля немецкие войска вошли в Киев. 1 марта немцы заняли Гомель, Чернигов и Могилёв, 2 марта проведена бомбардировка Петрограда.  Нарва была оккупирована 4 марта.

Немецкие пулеметчики.

За 5 дней немецкие и австрийские войска продвинулись в глубь российской территории на 200—300 км. «Мне ещё не доводилось видеть такой нелепой войны, — писал Гофман. — Мы вели ее практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берёшь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд ещё солдат и едешь дальше». Зиновьев был вынужден признать, что «имеются сведения, что в некоторых случаях безоружные немецкие солдаты разгоняли сотни наших солдат». «Армия бросилась бежать, бросая всё, сметая на своем пути», — напишет об этих событиях в том же 1918 году первый советский главнокомандующий русской фронтовой армией Н. В. Крыленко.
Провал попыток организовать оборону Петрограда последовал уже 25 февраля. Хотя днём ранее большинство военный частей гарнизона приняли на митингах резолюции «стоять насмерть», на деле, кроме латышских стрелков, никто на фронт так и не двинулся. Петроградский и Измайловский полки вышли из казарм, однако грузиться в эшелоны они отказались; несколько частей потребовали себе усиленного довольствия. Скромными оказались и результаты мобилизации петроградских рабочих в Красную армию.
Вопрос о возможном наступлении немцев был обсуждён на заседании ЦК РСДРП(б) вечером 17 февраля. За предложение Ленина о том, чтобы немедленно вступить в новые переговоры с Германией о подписании мира, проголосовало 5 членов ЦК (Ленин, Сталин, Свердлов, Сокольников, Смилга), против — 6 (Троцкий, Бухарин, Ломов, Урицкий, Иоффе, Крестинский). Однако когда вопрос был поставлен так: «Если мы будем иметь как факт немецкое наступление, а революционного подъёма в Германии и Австрии не наступит, заключаем ли мы мир?», Троцкий голосовал утвердительно; Бухарин, Ломов, Урицкий и Крестинский воздержались, против голосовал только Иоффе. Таким образом, большинством голосов было принято это предложение.
Утром 19 февраля Ленин направляет немцам телеграмму: «Ввиду создавшегося положения, Совет Народных Комиссаров видит себя вынужденным подписать условия мира, предложенные в Брест-Литовске делегациями Четверного Союза. Совет Народных Комиссаров заявляет, что ответ на поставленные германским правительством точные условия будет дан немедленно». Генерал Гофман подтвердил получение радиограммы, направил копию в Берлин, потребовав официального письменного уведомления, а сам тем временем продолжил наступление войск по Прибалтике в двух направлениях: на Ревель — Нарву — Петроград и на Псков. В течение недели они заняли ряд городов и создали угрозу Петрограду.
21 февраля Совнарком принимает, а 22 февраля — публикует декрет «Социалистическое Отечество в опасности!».

Также 21 февраля  Ленин публикует в «Правде» статью «О революционной фразе», начиная таким образом открытую борьбу в печати за заключение мира.
22 февраля Троцкий, признав провал своих переговоров с германской делегацией, подаёт в отставку с поста наркома по иностранным делам. Новым наркоминделом становится Г. В. Чичерин.
23 февраля 1918 года прошло историческое заседание ЦК РСДРП(б), которое протекало уже в условиях 48-часового германского ультиматума. Ленин потребовал заключения мира на германских условиях, пригрозив в противном случае подать в отставку, что фактически означало раскол партии. Ссылаясь на  угрозу Ленина подать в отставку, Троцкий, который до этого демонстрировал отрицательное отношение к мирному договору, отказался участвовать в дискуссии, выразив свою солидарность по этому вопросу с Лениным. Взяв на заседании слово, Троцкий заявил: «Вести революционную войну при расколе в партии мы не можем… При создавшихся условиях наша партия не в силах руководить войной… нужно было бы максимальное единодушие; раз его нет, я на себя не возьму ответственность голосовать за войну».
На этот момент партия уже оказалась на грани раскола: 22 февраля лидер «левых коммунистов» Бухарин объявил о своём выходе из состава ЦК и сложил с себя обязанности редактора «Правды».

File:Traktat brzeski 1918.jpg

Первая страница Брестского договора. Пять колонок - на пяти языках составлен договор: немецком,австрийском(?), болгарском,турецком и русском.(Хотя в Австрии тот же немецкий язык)

Позиция Троцкого заставила заколебаться также ряд других членов ЦК и в конечном итоге обеспечила Ленину большинство. Дзержинский на этом заседании заявил, что «передышки не будет, наше подписание  мира, наоборот, будет усилением германского империализма. Подписав условия, мы не гарантируем себя от новых ультиматумов. Подписывая этот мир, мы ничего не спасём. Но согласен с Троцким, что если бы партия была достаточно сильна, чтобы вынести развал и отставку Ленина, тогда можно было бы принять решения против мира, теперь — нет». В ходе голосования Троцкий, Дзержинский, Иоффе и Крестинский воздержались, что позволило большинством в 7 голосов против 4 при 4 воздержавшихся принять историческое решение о подписании Брестского мира.

File:Земли захваченные после Брестского мира.svg

Территория, оккупированная войсками Германии после заключения Брестского мира

Таким образом Ленин выполнил самую трудную задачу: сумел передать Кайзеру огромные территории и сохранил при этом руководящее положение в стране. Но не все обещания удалось выполнить Владимиру Ильичу. Осечка вышла с передачей Балтийского флота. Несмотря на все усилия немецкой промышленности германские ВМС еще значительно отставали по своей силе от английского королевского флота, что и продемонстрировало Ютландское сражение 1916 года. Немцам не удалось прорвать английскую блокаду и при подходе основных британских сил немецкому флоту пришлось спешно отступать на свои базы. Российский военный флот к началу первой мировой войны являлся четвертым по величине. Сразу после начала Первой мировой войны российский флот пополнился 7 новейшими линкорами типа "дредноут", 4 из которых находились на базе в Гельсинфорсе (Хельсинки) и являлись очень желанной добычей для германского флота.
Руководство партии большевиков своими распоряжениями не давало возможности флоту покинуть Гельсингфорс (Хельсинки), что неминуемо привело бы к захвату флота немецкими войсками.Российские корабли являлись платой немцам за помощь в Октябрьской революции.Дело в том,что в начале войны Британский Королевский военно-морской флот был крупнейшим в мире, в основном, благодаря закону о морской обороне 1889 года и принципу «двухдержавного стандарта». Этот принцип означал, что морские силы Великобритании должны равняться суммарной мощи двух следующих за ним крупнейших флотов мира (ими в конце XIX века были флоты Франции и царской России).В случае перехода российских кораблей в немецкие руки превосходство Британии в мощи ВМФ резко бы уменьшалось, что давало бы немцам неплохие шансы если не на победу, то хотя бы на ничью.

File:Poltava1909-1949a.jpg

Новейший дредноут "Полтава" Балтийского флота.

В руках у Щастного оказалась перехваченная русской контрразведкой переписка между Германским Генштабом и наркомом иностранных дел Л.Д.Троцким из которой было видно, что большевики готовы сдать флот немцам.Из письма было видно , что оно не первое, так как в нем обсуждались детали  некой ранее разработанной операции, основанной на секретном пункте Брестского договора. По этим деталям можно было понять, что речь идет о передаче немцам лучших русских кораблей - дредноутов, эсминцев. подводных лодок.  Заполучив это письмо как доказательство, Алексей Михайлович Щастный собрал секретное совещание Совета комиссаров флота.Коммунистические деятели среднего звена, не посвященные в закулисные действия своих боссов, передали полностью руководство флота в руки Щастного. Операция спланированная Щастным осуществилась благополучно - буквально из под носа у немцев были выведены 236 кораблей. В их числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 54 эскадренных миноносца, 12 подводных лодок, 10 тральщиков, 5 минных заградителей, 15 сторожевых судов, 14 вспомогательных судов, 4 посыльных судна, 45 транспортов, 25 буксиров, один паром, плавмаяк и 7 яхт. Эти корабли стали основой Красного Балтийского флота и ряда флотилий.

Щастный Алексей Михайлович (комфлота).jpg

Капитан I ранга Алексей Михайлович Щастный.

29 мая 1918 года, по приказу Троцкого А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу.Ленин также был категорически за расстрел отважного и умелого командира, сорвавшего выплату очередного "транша" кайзеру.  Это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти». В советской военно-исторической литературе о его роли во время Ледового похода не упоминалось.

Кроме уже упомянутого, с помощью  большевиков немцам попало в руки большое количество тяжелого вооружения  российской армии; в спешном порядке отправлялись в Германию немецкие военнопленные, необходимые кайзеру для решительного наступления на западном фронте и т.д. Владимир Ильич слово держал и исправно расплачивался с кайзером за своевременную финансовую помощь.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Ваш отзыв