Знамя Победы. Информационные войны ветеранов.

Автор: , 17 Сен 2016

Первым воспоминанием о водружении знамени Победы была статья Виктора Правоторова, парторга взвода разведки 674-го полка, вышедшая 8 мая 1946 года в газете «Макеевский рабочий». Ещё не было официально объявлено кого надо считать героями-знаменосцами. Ещё не началась острая конкурентная борьба за «знамя Победы» и за взятие Рейхстага  между  дивизиями, полками, батальонами и отдельными группами бойцов. В.Правоторов писал:

Чутьём мы нащупали вход на крышу, где над колоннами фасада стояли фигуры вздыбленных коней. Рахимжан Кошкарбаев подсадил юного разведчика Григория Булатова на  одного из бронзовых  коней и он к шее статуи привязал развевающееся полотно красного знамени.

В 1967 году в САМиздате напечатали на печатной машинке книгу воспоминаний  разведчиков 674-го полка: «Как, кем и когда было водружено знамя Победы над Рейхстагом». Ни один из разведчиков, также как и командир полка А.Д.Плеходанов, не упомянули в своих рассказах Р.Кошкарбаева. Лишь Василий Правоторов, брат Виктора Правоторова, в предисловии к сборнику воспоминаний, помянул Р.Кошкарбаева, причём в негативном свете. Участие Кошкарбаева в водружении знамени категорически отвергалось. В сборнике от имени Виктора Правоторова  (трагически погиб в 1962 году) эпизод с привязыванием знамени  изложен в обтекаемом виде, позволяющем не упоминать Кошкарбаева: «... Подсаживаем Григория Булатова и наш самый молодой разведчик прикрепил древко знамени  к шее огромного коня».

Почему же Вас.Правоторов, очень бережно относившийся к памяти о своём брате, в опубликованном сборнике позволил себе «отлучить» Р.Кошкарбаева от водружения знамени Победы? Чтобы разобраться с этим вопросом надо вернуться на пару лет назад, в 1965 год. Прошло совсем немного времени после отставки Н.С.Хрущова в октябре 1964-го, а ЦК КПСС уже круто поменял основную пропагандистскую линию в стране. Вместо осуждения сталинских репрессий на первое место вышла победа над гитлеровской Германией. Очень удачным  для советской пропаганды оказалось, что коренной поворот совпал с юбилеем, 20-тилетием победы.

Страницы газет и журналов наполнились  материалами о водружении знамени Победы. Везде мелькали имена героев-знаменосцев Егорова и Кантарии. Из музейных запасников достали знамя №5 Военного совета 3-ей ударной армии, до этого недоступное всеобщему обозрению. За 20 послевоенных  лет страсти улеглись, обиды из-за  вопиющей несправедливости  несколько сгладились.  Но ветеранов штурма Рейхстага совершенно добил юбилейный парад Победы. Точнее, лица которым доверили нести знамя Победы впереди всего парада. А именно К.Я.Самсонов, М.Егоров и М.Кантария. По мнению ветеранов Егоров и Кантария никак не заслуживали свалившейся на них славы, тем более, что в штурме Рейхстага они не участвовали.

Ветераны штурма отреагировали по разному. Командир 674-го полка, А.Д.Плеходанов, написал большую разоблачительную статью: «Как свершилась афера века» и разослал её во все центральные газеты. ( Естественно, что её не напечатали). Другие, как Р.Кошкарбаев, поделились своими удивительными рассказами с друзьями. Писатель и офицер Бауыржан Момыш-улы, закончивший  войну полковником, командиром дивизии, под впечатлением услышанного начал добиваться присвоения звания Героя Советского Союза для своего друга Рахимжана Кошкарбаева. Руководство Казахской ССР отнеслось к инициативе Б.Момыш-улы положительно. Но наградить высшей наградой страны Кошкарбаева подсадившего Г.Булатова у огромной скульптуры и не наградить того, кто привязывал знамя было невозможно. Поэтому пошёл запрос из Казахстана в небольшой городок Слободской Кировской области.

В ЦК компартии Казахстана не обладали информацией о Ноябрьском совещании в институте марксизма-ленинизма посвящённом вопросам штурма Рейхстага и не знали, что «наверху» обо всём прекрасно были осведомлены, но ничуть не собирались «сдавать» Егорова и Кантарию. Кошкарбаев также не знал об этой встрече участников штурма Рейхстага потому, что он не был приглашён на данное мероприятие. На совещании не было даже Егорова с Кантарией, которых партийное руководство берегло. Нервная система обоих знаменосцов, простых сельских жителей, могла  не выдержать общения  с однополчанами. На встречу не были приглашены и разведчики 674-го полка, хотя их командир Семён Сорокин проживал в Москве и ему бы не составило труда поучаствовать в обсуждении штурма Рейхстага. В соответствующем отделе ЦК этого человека знали хорошо и понимали, что он ничуть не постесняется выложить всю «правду-матку».

Но вернёмся к казахстанскому запросу по Булатову. Интересные воспоминания оставил Ф.М.Дунаев, тогдашний военком города Слободского Кировской области:

В 1965 году мне позвонили из областного комитета КПСС и спросили:"Действительно ли в г.Слободском проживает Григорий Булатов, 1925 года рождения. К ним пришёл запрос из ЦК Компартии Казахстана. Оказывается, он совершил подвиг вместе с казахом Кошкарбаевым.

Я его вызвал к себе. Он молодцевато ко мне подошёл, отдал честь и представился. "Ну,- говорю я ему,- рассказывай, какой ты подвиг совершил?"

Он тогда мне сказал, что Кошкарбаева до этого никогда на знал. Не было его с ними при штурме рейхстага. Да он и разведчиком-то  не был.

Его ( Булатова) везде тогда приглашали, особо о нём говорили, подчёркивали, что он совершил подвиг.

Почему Г.Булатов, получивший неожиданную поддержку из Казахстана, сказал  военкому, что не знает  Р.Кошкарбаева? Из воспоминаний Плеходанова и самого Кошкарбаева известно, что командир пехотного взвода Кошкарбаев был включен в группу разведчиков в самый последний момент по инициативе его начальника, командира батальона Давыдова. В группу, возглавляемую Сорокиным, вошли 9 разведчиков, замполит 674-го полка майор Е.Субботин и лейтенант Р.Кошкарбаев. Всего 12 человек. Находящиеся в напряженном  ожидании броска к Рейхстагу разведчики не обратили внимания на ещё одного бойца в телогрейке (в бою погоны на показ не выставлялись). Сорокину Давыдов не мог не представить ещё одного члена группы. И С.Сорокин в своих газетных заметках  подтверждал, что Р.Кошкарбаев бежал в атаку рядом с разведчиками. Запомнил Кошкарбаева и Правоторов.

Когда разведчики на одном дыхании выскочили на крышу Рейхстага (осталось 8 человек) и подбежали к скульптуре, понадобилось подсадить Булатова, несшего знамя, чтобы прикрепить его повыше. Кто его сзади подсадил – Булатов не видел. Это мог сделать любой из находящихся на крыше. Хорошо запомнили этот момент только сам Кошкарбаев и наблюдательный, не терявший самообладания, Правоторов.

И вообще, какое значение имеет кто именно подсаживал, или  кто привязывал флаг? Другие члены группы держали под контролем окружающую территорию, готовые в любой момент отреагировать на опасность и открыть огонь. Более того, разведчики имели задание не ввязываться в бой и выбраться на крышу для водружения знамени. Им расчистили дорогу бойцы взвода Л.Литвака из роты Греченкова.

Сколько времени Кошкарбаев находился вместе с разведчиками? В 13.30 они побежали к Рейхстагу и в 14.25 водрузили флаг. Через 15-20 минут все они спустились с крыши и удерживали вместе со взводом Литвака большой зал в южном крыле здания. В полутёмном внутреннем зале без окон семёрке разведчиков некогда было приглядываться к Кошкарбаеву и другим солдатам батальона Давыдова. В районе 23.00, после входа в Рейхстаг основных сил, Кошкарбаев ушёл к своему взводу. Всего лишь 10 часов Рахимжан Кошкарбаев провёл с разведвзводом Семёна Сорокина. И обстановка не располагала приглядываться – кто это стреляет по врагу слева или справа от тебя, сначала в полумраке, а потом в полной темноте. Поэтому лейтенант Кошкарбаев и не запомнился большинству разведчиков. После визита к военкому у Булатова, в мае-июне 1965 года, завязалась переписка с Кошкарбаевым. Пришлось «вспомнить» боевого товарища.

Но вернёмся к инициативе Бауыржана Момыш-улы. Кто и как объяснил казахским товарищам, чтобы они не лезли куда не следует мы не знаем. Но все поползновения наградить Кошкарбаева и Булатова высшими наградами СССР были решительно пресечены. В ЦК КПСС  не собирались переписывать учебники истории. Имевшая хождение легенда о героях-знаменосцах  их вполне устраивала. Поговорили как следует и с Рахимжаном Кошкарбаевым. Как работали надзирающие органы в то время можно проследить по тому, как был примерно наказан С.А.Неустроев.

Степан Андреевич с большой обидой воспринял появление в тройке знаменосцев К.Я.Самсонова. На репетиции парада Победы 1945 года знамя Победы нёс как раз Неустроев. Ассистентами были всё те же Егоров и Кантария. И вдруг такой пассаж – «на самом верху» в качестве знаменосца Победы вдруг избрали Самсонова, заслуженного офицера, но из другой дивизии. С.А.Неустроев принимал самое деятельное участие в операции армейских политорганов по расчистке «поля славы» для знамени №5 Военного совета. И вдруг такая немилость!

Сам виноват. На Ноябрьском совещании 1961-го года Неустроев оказался самым жёстким критиком Егорова и Кантарии. Прилюдно он заявил, что: «Даже мой зампохоз для успеха водружения знамени сделал гораздо больше, чем М.Егоров и М.Кантария. Ведь их привели в Рейхстаг, как экскурсантов, несколько часов спустя после того, как в Рейхстаг ворвались все штурмовавшие подразделения». Степану Андреевичу жёстко показали, что руководство страны  уже определилось кто «герой» и что менять своих героев они не собираются. Им гораздо проще поменять бывшего комбата Неустроева на любого другого офицера. С.Неустроев, как умный человек, всё прекрасно понял и больше подобных «ошибок» не совершал.

А в ЦК КПСС видимо решили, что пришло время расставить  все точки над «і» и расписать детально, как следует трактовать  события вокруг  штурма Рейхстага и водружения «знамени  Победы». «Госзаказ» на написание такой «библии» получил писатель Василий Субботин, в годы войны бывший военкором дивизионной газеты  «Воин Родины» в той самой 150-ой дивизии, где командиром являлся генерал Шатилов. И вскоре вышла в свет книга «Как кончаются войны». Книга во многом неправдивая и, самое главное, оскорбительная для солдат и офицеров 674-го полка. А в отношении Григория Булатова автор проявил элементарную подлость. Сложно сказать почему главный удар В.Субботин направил именно против молодого  разведчика. Но он создал настолько карикатурный образ Булатова, что узнать в нём   мужественного воина было невозможно.

В.Субботин представил Григория Булатова растерянным , хныкающим подростком в плохо подогнанной и великоватой, мешковато сидящей форме. Хныкающий Григорий, лежащий в воронке, будто бы рядом с Кошкарбаевым, всё спрашивал видавшего виды лейтенанта что же им делать.

На самом деле Булатов успел провоевать год (с апреля 1944-го), причём большую его часть в разведке. Ходил через линию фронта. До штурма Рейхстага уже имел награды – орден и медали. Кошкарбаев, тоже мужественный воин, но имел фронтовой опыт вдвое меньший, всего полгода (с октября 1944-го), и ни разу в разведку не ходивший. О том, что Кошкарбаев и Булатов, вместе с другими разведчиками первыми водрузили знамя над Рейхстагом писала 3 мая 1945 г дивизионная  газета в которой работал В. Субботин. Поэтому полностью замолчать этот боевой эпизод было невозможно. Но исказить его до неузнаваемости, поменять время и место водружения оказалось очень легко.

В. Субботин расписывает героизм  и воинское мастерство «знаменосцев Победы», Егорова и Кантарии, которые успели прослужить по три с половиной месяца (с января 1945-го) и не заслужившие ещё ни одной фронтовой награды. Можно возражать Субботину сколько угодно, но не нужно. Слава Богу, есть беспристрастные фотоснимки, которые опровергнут любую ложь! Те, кто служил в Советской армии, безошибочно определят  бывалых «стариков» и затюканных «салаг»

Фото. На первом плане Григорий Булатов. Разве похож лихой и бывалый разведчик на испуганного мальчика? Его положение на фотографии говорит о том, что Булатов уважаемый, полноправный  боец своего взвода.

Фото. На этой фотографии запечатлён взвод разведки 756-го полка на фоне взятого Рейхстага. И здесь фотоаппарат безжалостно  фиксирует социальное положение Егорова и Кантарии. Скромное место за спинами «крутых» героев-разведчиков. Типичные «салаги». Посмотрите на положение  ног  у воинов на фото. Стоящие  по «струнке» Егоров и Кантария и как стоят бывалые бойцы. Фото сделано уже после водружения «знамени Победы», что ничуть не повысило статус «знаменосцев» в разведвзводе. И это этих бойцов, переведенных в разведвзвод (за 4 дня до штурма!) для выполнения особого задания, Зинченко в мемуарах называет то надёжными, то лучшими. В. Субботин тоже посвящает им целые панегирики.

Надо ли говорить, что Василий Субботин, сразу же после выхода книги, стал личным врагом всех разведчиков из взвода С.Сорокина? В ответ на эту, в высшей степени паскудную  книгу, родилась идея создания сборника воспоминаний разведчиков 674-го полка. Организационную работу взял на себя брат погибшего Виктора Правоторова – Василий. Были налажены контакты с разведчиками, которых удалось разыскать. Командир 674-го полка А.Д.Плеходанов согласился включить в сборник свою ненапечатанную статью «Как свершилась афера века». Попробовали наладить контакт и с Рахимжаном Кошкарбаевым. Но он, после  неудачной попытки  Б.Момыш-улы и серьёзный беседы с представителями «компетентных органов», категорически  отказался  от какого-либо участия в создании сборника воспоминаний.

Рахимжана Кошкарбаева вполне можно понять. Уважаемый человек, директор большой гостиницы в столице Казахстана, по праздникам в президиуме, 9-го мая в первых рядах  колонны ветеранов. Променять материальный достаток, почёт и уважение властей на сомнительную судьбу правдоискателя решится далеко не каждый. В это самое время «знаменосец Победы» М.Егоров жил в сырой развалюхе (получил квартиру в 1966-м), а другой знаменосец, М.Кантария, всё ещё стоял в очереди на квартиру, которую он получил в 1971-м году.

Таким образом Василий Правоторов столкнулся с тем, что опубликовать  правду невозможно, так как она тут же будет опровергнута всё тем же В.Субботиным со ссылкой на Кошкарбаева. САМиздатовский сборник предназначался не для широкого круга читателей (всего лишь несколько экземпляров), а для руководителей  страны. Надеялись, что вот прочтёт сборник  тот, кто надо и восстановит  справедливость. ( Всё таки как живуча вера руского народа в доброго царя и плохих «бояр»). А если повторить  в сборнике написанное Виктором Правоторовым в 1946 году, а именно о роли Кошкарбаева при водружении флага, то Кошкарбаев обязательно будет отказываться  от  знамени  на скульптурной группе и под присягой  повторит  придуманную В.Субботиным сказку о снарядной воронке  с растерянным  мальчиком (Булатовым) и о знамени на колонне парадного входа. И тогда какой-нибудь высокий чин, которому поручат разобраться с показаниями разведчиков ( так надеялись  организаторы САМиздатовского издания) скажет – что же вы, товарищи, пишите? Ваш герой, Кошкарбаев, всё это опровергает!

Пришлось участие Кошкарбаева «забыть», тем более, что большинство разведчиков его действительно не помнили. Таким образом  из рук конкурентов был выбит сильный козырь. Конечно, эта маленькая тактическая хитрость не шла ни в какое сравнение с тотальной дезинформацией вылепленной в книге «Как кончаются войны». Хотя  ошибок и неточностей в сборнике предостаточно. Всё таки прошло уже более 20  лет, а память  сохранила далеко не всё. Во время своего последнего  боя никто из разведчиков не был уверен, доживёт ли он до дня Победы. И никто даже представить себе не мог, что придётся  через много лет всё тщательно вспоминать, а досужие историки  будут  анализировать  каждое их слово.

В соответствующем отделе ЦК КПСС сборник внимательно прочитали. В результате надзор над «опасными» вольнодумцами  был значительно усилен, что привело в конце концов к  трагической  гибели  Григория Булатова.

Но вернёмся к статье Г.Булатова в сборнике. Вернее к одному  поразительному заблуждению разведчиков. Григорий Петрович пишет:

Недавно мне стало известно, что мой  бывший командир взвода разведки 674 стрелкового полка, лейтенант С.Сорокин, вместе со своим  помощником,  Героем Советского Союза старшим сержантом И. Лысенко, побывали в Центральном музее Советской армии и внимательно осмотрели  хранящееся в нём Знамя Победы. Во время своего осмотра они опознали в этом знамени своё знамя, которое они вместе с парторгом Виктором Правоторовым, мной, Григорием Булатовым, и другими разведчиками, Михаилом Пачковским, Степаном Орешко и Павлом Бреховецким водрузили на крыше рейхстага в 14 часов  25 минут 30 апреля 1945 нода.

Далее Г.Булатов писал, что как только у него будет возможность съездить в Москву, он обязательно сходит и осмотрит знамя. К сожалению, судьба не дала ему такого шанса. Спорить с разведчиками тоже нет необходимости, достаточно посмотреть фотографии. Знамя изготовленное разведчиками,  на скорую руку в «доме Гиммлера», значительно отличается от «знамени Победы» изготовленного в доме Красной армии при политотделе 3-ей уд. армии. Знамя разведвзвода почти квадратное, а у «знамени №5» длина больше ширины почти в два с половиной раза. Полотнище нынешнего официального «знамени Победы» имеет в ширину 82 см, а полотнище, развевающееся в руках разведчиков на крыше Рейхстага (см.фото), имеет по ширине около 150 см. Ширина знамени  почти эквивалентна  росту людей удерживающих его в руках перед объективами фотоаппаратов.

Фото. Разведчики с флагом  на крыше Рейхстага позируют фотографам (2.05.1945).

Почему же командир взвода Сорокин и его помощник Лысенко «узнали» «свой» флаг? Чтобы что-то узнать  через много лет необходимо это «что-то» вначале хорошо запомнить. А что могли запомнить Сорокин и Лысенко? Да, они видели как их подчинённые мастерят флаг. Но они не стояли над головой у бойцов, а занимались  своими делами. Затем готовый флаг  показали Плеходанову и, получив одобрение, Булатов свернул полотнище и засунул за пазуху. Времени рассусоливать не было. Знамя и так было изготовлено за рекордно быстрый срок,  как раз к началу второго штурма Рейхстага.

Во время штурма Булатов достал полотнище и привязал к древку уже после форсирования затопленной канавы. Сорокин с Лысенко увидели флаг во всей красе только на крыше здания. После водружения знамени и непродолжительного салюта разведвзвод спустился вниз, помогать взводу Литвака  отбивать атаки немцев. Так что 30 апреля у командира взвода и его помощника времени любоваться флагом попросту не было.

2 мая, после капитуляции гарнизона, времени было побольше. Поздним утром появились киношники и фотокоры. Разведчики, чувствуя себя именинниками, позировали всем желающим. Однако, всему хорошему быстро приходит конец. Приказ сверху и в 14.00  674-й полк, включая разведвзвод Сорокина, отправили подальше от Рейхстага. Вместе со своим   знаменем разведчики пробыли около двух часов. В эти бурные и радостные часы внмание солдат привлекали настойчивые корреспонденты, жаждущие эффектных ракурсов и бепрерывно гоняющие бойцов то туда, то сюда. И, действительно, сегодня мы можем видеть множество прекрасных снимков.

Любоваться знаменем у разведчиков опять не было времени. Уже на следующий день большинство разведчиков Сорокина вряд ли сумели бы опознать свой флаг среди двух-трёх десятков других красных флагов. А разведчики больше не видели ни свой флаг, ни Рейхстаг. По каким признакам Сорокин и Лысенко пытались вычислить происхождение «знамени Победы» выставленное в музее на всеобщее обозрение? Какие-то критерии у них были. Но они ошиблись, посчитав знамя в витрине рукодельным флагом своего взвода.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю.

Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Ваш отзыв