Почему Знамя Победы не пронесли на Параде Победы в 1945 году?

Автор: , 08 Мар 2013

Утром 23 июня на Тушинском аэродроме состоялась генеральная репетиция Парада Победы. Сводные полки фронтов во главе со знаменитыми полководцами стояли в четком строю. Командовал парадом маршал Рокоссовский. Принимал парад маршал Жуков. Всего на парад предстояло вывести 11 сводных фронтовых полков (в том числе один сводный полк ВМФ) при 360 боевых знаменах.

Музыка заиграла военный марш, забили барабаны. Впереди, высоко неся Знамя Победы, шел капитан С.А.Неустроев, Герой Советского Союза, командир батальона штурмовавшего рейхстаг. За ним печатали шаг ассистенты (Самсонов, Егоров, Кантария и Съянов). Неустроев  писал в своих мемуарах:

"Шел, как мне казалось, четким строевым шагом. Прошел мимо трибуны, где было высшее командование во главе с маршалом Жуковым. Бетонная дорожка, по которой шел, была длинная. Где остановиться или где повернуть, мне никто не сказал. Иду и чеканю шаг, особенно левой ногой, правая на фронте была перебита, болела, я ею ступал осторожно. Зато левая нога по асфальту стучала так, что удары отдавались в моей голове.

Ассистенты идут за мною. Я слышу их шаги. Иду... Но когда и где мне остановиться? Не знаю. Идти дальше — сомневаюсь. Остановиться — боюсь. Устал. Руки больше не держат древко Знамени — окостенели. Поясницу  разломило. Ступня левой ноги горит огнем, правая нога не шагает, а волочится по дороге. Решил остановиться. Посмотрел назад и кровь ударила в голову. Я от Карельского сводного полка оторвался метров на сто!

Не успел еще осознать происшедшего, как по боковой дорожке ко мне подъехал на машине какой-то полковник и передал:

— Маршал Жуков приказал Знамя завтра на парад не выставлять. Вам, товарищ капитан, надлежит сейчас же на моей машине Знамя отвезти в Музей Вооруженных Сил и передать на вечное хранение, а вы в Ворошиловских казармах получите пропуск на Красную площадь. Будете смотреть парад в качестве гостя".

Парад Победы 24 июня 1945 года.


Знаменосцы со знаменами боевых частей.


Сводный полк 1-го Украинского фронта.


Участники парада Победы.

Итак, маршал Жуков принял внезапное решение отправить "Знамя Победы" в музей, а  Неустроева  и его ассистентов, в том числе Егорова и Кантарию, на гостевые трибуны. Среди 360 знамен, наиболее отличившихся частей и соединений, вынесенных на парад , Жуков не нашел места ещё для одного знамени, которое по предварительному сценарию  должно было открывать парад. Так ли уж внезапным было это решение маршала? Может он просто искал повод  и решительно воспользовался подвернувшимся случаем, тем  что израненному капитану Неустроеву действительно непросто было пройти парадным шагом всю дистанцию?  Многие последовавшие события и мемуары маршала Жукова подтверждают это мнение.

Чем же отличалось "Знамя Победы" от 360  знамен пронесенных по Красной Площади в дождливый день 24 июня 1945 года? Все  знамена допущенные на парад являлись боевыми знаменами частей и соединений. А  "Знамя Победы" было одним из девяти "штурмовых" флагов и называлось: "знамя военного совета". Здесь необходимо вспомнить, что понималось под термином "военный совет" в Красной Армии. На заре создания Красной Армии для руководства боевыми действиями были привлечены многие офицеры и генералы царской армии. Коммунистическая партия, питая к этим военным специалистам естественное недоверие,  приставила к каждому по два комиссара из числа наиболее проверенных членов компартии. Вот эту команду: командир (военспец)  + комиссары  и назвали "военным советом". Члены военных советов обладали широкими полномочиями, хотя дать какой- то толковый  совет военспецу они, не имея военного образования, естественно не могли. Тем более, зачастую, они вообще не имели никакого образования. То есть, "военный совет" был просто органом политического  контроля коммунистической партии над армией.

Во время Великой Отечественной Войны коммунистическая партия продолжала зорко следить за офицерами и генералами с помощью политруков, замполитов и членов военных советов. Членами военных советов являлись, как правило, высокопоставленные партийные чиновники. Отношения между командующими и членами военных советов далеко не всегда были безоблачными. Высокопоставленные комиссары, уверенные в своей непогрешимости, вмешивались в чисто военные дела и последствия были катастрофическими. Например, действия комиссара  І ранга Л.З.Мехлиса, на Крымском фронте в 1942 году привели к тяжелейшим потерям - 300 тысяч человек, в том числе 130 тысяч пленными.

Известно, что Г.Жуков питал к политорганам почти нескрываемое отвращение. Где  это было возможно, вычеркивал фамилии замполитов из наградных списков. При этом, конечно, страдали не только компартийные болтуны и карьеристы, но и нормальные боевые офицеры, которых судьба занесла в политорганы. И Жукову очень не понравилась идея родившаяся в головах агитаторов и пропагандистов о "Знамени Победы",  усиленно проталкиваемая на всех компартийных уровнях в армии и по которой "штурмовой флаг" военного совета будет поставлен выше боевых  знамен фронтов, армий, дивизий . Политорганы приложили все силы, чтобы "Знаменем Победы"  числился  не просто какой-либо флаг взвившийся над рейхстагом, а именно и только флаг "военного совета". Коммунистическая партия начала готовить себе легенду, как о главной организующей силе в победе над проклятым врагом. В истории с так называемым "Знаменем Победы," Жукову удалось нанести молниеносный "удар" по краснофлажному пропагандистскому наступлению политорганов - он отправил "Знамя Победы" в музей менее чем за сутки до начала парада. Когда об этом узнали в ЦК КПСС, вернуть "Знамя Победы" на Парад Победы было уже невозможно. Тогда Георгию Константиновичу этот выпад против засилья политорганов в армии  сошёл с рук. Но  после войны Жуков, будучи Главнокомандующим Сухопутными войсками, вывел политотделы из состава Сухопутных войск, за что очень скоро и поплатился. Обладающая всей полнотой власти в стране Коммунистическая партия отреагировала мгновенно и маршала  Советского Союза Г.К.Жукова  перевели командовать сначала Одесским военным округом, а затем еще дальше - на Урал, где и войск-то практически не было.

File:Bundesarchiv Bild 183-R83900, Kapitulation der deutschen Wehrmacht.jpg

Г.К.Жуков подписывает 8 мая 1945 года Акт о безоговорочной капитуляции Германии

После смерти Сталина Жукова вернули в Москву и пытались использовать его авторитет в борьбе за власть различные группировки из руководства КПСС. Однако упрямый Жуков продолжал проводить свою политику вытеснения из армии политорганов, размахивающих красными флагами и надзирающими за кадровыми военными.  В своей борьбе с партийными функционерами Жуков в конце концов потерпел поражение. 29 октября 1957 года Пленум ЦК КПСС, посвящённый улучшению партийно-политической работы в Советской Армии и Военно-Морском Флоте, постановил, что Г. К. Жуков «нарушал ленинские, партийные принципы руководства Вооружёнными Силами, проводил линию на свёртывание работы партийных организаций, политорганов и Военных советов, на ликвидацию руководства и контроля над армией и Военно-Морским Флотом со стороны партии, её ЦК и правительства…». Этим же постановлением Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС; кроме того, указом Президиума Верховного Совета СССР он был освобождён от должности министра обороны СССР. Как символ победы над армией, приведенной в состояние покорности, "Знамя Победы" наконец-то  попало с музейного стенда  на парад, в 1965 году. Тогда же удостоились чести пройти перед Мавзолеем парадным шагом и Егоров с Кантарией.

Но вернемся к воспоминаниям комбата Неустроева:

"Часов в десять вечера(30 апреля) в рейхстаг пришел полковник Зинченко. Его сопровождали подполковник Ефимов, майор Соколовский и капитан Кондратов. Я обрадовался их приходу.

— Капитан Неустроев, доложите обстановку.

Я обстоятельно изложил суть дела, но полковника интересовало Знамя. Я пытался ему объяснить, что знамен много... Флаг Пятницкого ( одного из погибших 30 апреля  знаменосцев) установил Петр Щербина на колонне парадного подъезда, флаг второй роты Ярунов приказал выставить в окне, выходящем на Королевскую площадь. Флаг третьей роты... Одним словом, я объяснил, что флажки ротные, взводные и отделений установлены в расположении их позиций.

— Не то ты говоришь, товарищ комбат, — резко оборвал меня Зинченко. — Я спрашиваю, где Знамя военного совета армии под номером пять?

С.А.Неустроев. 1998 год.

Знамя военного совета армии находилось на командном пункте полка, в «доме Гиммлера».

Зинченко вызвал к телефону начальника штаба полка майора Казакова и приказал ему:

— Знамя немедленно доставить в рейхстаг!

Через десять — пятнадцать минут майор Казаков позвонил в рейхстаг и доложил командиру полка, что Знамя отправил. Его понесли разведчики полка Михаил Егоров и Милитон Кантария. Мы ждали... На площади зачастила автоматная и пулеметная трескотня.

— Несут! — облегченно выдохнул полковник.

Вскоре в вестибюль вбежали два наших разведчика — сержант Егоров и младший сержант Кантария. Они развернули алое полотнище — Знамя военного совета 3-й ударной армии под номером 5. Ему суждено было стать Знаменем Победы!

Полковник Зинченко с минуту молчал. Потом заговорил тихо, но торжественно:

— Верховное Главнокомандование Вооруженных Сил Советского Союза от имени Коммунистической партии, нашей социалистической Родины и всего советского народа приказало нам водрузить Знамя Победы над Берлином. Этот исторический момент наступил...

Полковник Зинченко резко повернулся ко мне:

— Товарищ комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над рейхстагом! Я приказал лейтенанту Бересту:

— Пойдешь вместе с разведчиками и на фронтоне, над парадным подъездом, привяжи знамя, чтобы его было видно с площади и из “дома Гиммлера”. Про себя же подумал: “Пусть любуются им тыловики и высокое начальство”.

Мне в ту пору было только двадцать два года, и я не понимал политического значения установления знамени. Главным считал — взять рейхстаг, а кто будет привязывать на его крыше знамя, дескать, не важно.

Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи, им расчищали путь автоматчики из роты Съянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышались стрельба и грохот разрывов гранат, но через минуту или две все стихло...

Прошло с полчаса. Берест и разведчики все не возвращались. Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле.

Минуты тянулись медленно. Но вот наконец... На лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжелые. Так ходил только Берест.

Алексей Прокопьевич доложил:

— Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвется. Простоит сотни лет.

В том далеком 45-м году я не мог предположить, что пройдут годы, в литературе, в том числе даже в исторической, будут писать: “30 апреля 1945 года Егоров и Кантария водрузили над рейхстагом в Берлине Знамя Победы! Слава им и троекратное “ура”!” Сейчас, на старости лет, я задаюсь вопросом: “А не велика ли честь для двух человек? Заслуга-то принадлежит солдатам, сержантам и офицерам трех батальонов! А не двум разведчикам!” Тогда же я об этом не думал".

Как видите, многих вышестоящих товарищей не интересовали знамена уже водруженные над рейхстагом. И каких жертв это стоило. Им надо было поцепить, заранее утвержденный в качестве "Знамени Победы", штурмовой флажок военного совета, как символ руководящей роли Коммунистической партии.
Справедливости ради следует признать, что ни Егоров, ни Кантария никогда не претендовали на роль первых знаменосцев. В одном из интервью Мелитон Кантария признается, что «первыми в рейхстаг ворвались наши разведчики: Провоторов и Булатов. Они укрепили флаг на фронтоне. Флаг тотчас же заметили воины, лежавшие под огнем противника на площади».

Егоров и Кантария, возглавляемые лейтенантом Берестом и в сопровождении группы автоматчиков водрузили флаг над рейхстагом уже в полной темноте, в ночь с 30 апреля на 1 мая. Но есть множество свидетельств о том, что первый флаг появился на рейхстаге в 14  часов 25 минут 30-го апреля.

Вот как описывает эпизод  со  взятием рейхстага Г.К.Жуков в своих мемуарах (приводится по первому изданию, т.к.последующие издания подверглись правке после смерти маршала):

«…30 апреля 1945 года навсегда останется в памяти советского народа и в истории его борьбы с фашистской Германией. В этот день, в 14 часов 25 минут, войсками 3-й ударной армии… была взята основная часть рейхстага…

За этим исторически важным боем лично наблюдал командарм В.И.Кузнецов, который держал со мной непрерывную связь. Около 15 часов 30 апреля он позвонил мне на командный пункт и радостно сообщил: - На рейхстаге – Красное знамя! Ура, товарищ маршал!»

Кто были эти храбрецы, водрузившие победный флаг на рейхстаге, Жуков в своих мемуарах не пишет. Нет там упоминания и о Егорове с Кантарией. Но в его книге приведена фотография группы разведчиков под командованием Сорокина, которые и водрузили флаг над рейхстагом в 14 часов 25 минут 30 апреля.

Группа Сорокина и капитан Неустроев позируют для фотокора "Красной Звезды" на крыше рейхстага.

Командир 674 полка капитан Плеходанов  вспоминал:«29 апреля примерно в 22 часа 30 минут, меня вызвал на свой наблюдательный пункт, который находился в туннеле под железной дорогой, генерал Шатилов и сказал:

- Товарищ Плеходанов! У Зинченко большие потери. Вести наступление одним батальоном Неустроева он не может. Говорит, что в этом батальоне осталось всего 75 человек. Так что придется штурмовать рейхстаг тебе. Подготовься к штурму. Неустроев будет тебе помогать.
Зная, что полк Зинченко в атаке участвовать не будет, а знамя Военного совета находится там, я сказал лейтенанту Сорокину и парторгу подразделения Виктору Правоторову, которые в это время находились при мне, чтобы они подготовили Красное знамя для водружения на рейхстаге.

Командир 756-го полка Федор Зинченко и командир 674-го полка Алексей Плеходанов.

Разведчики обрадовались, заволновались. Вскоре раздобыли где-то перину и привели двух пленных генералов. Здесь же, на наблюдательном пункте, перину выпотрошили. Кто-то принес нечто похожее на древко. Подстругали его кинжалами. Знамя получилось грубоватым, но зато прочным и большим. Вручив Красное знамя разведчикам, я поставил задачу водрузить его на крыше, у скульптурной группы».

Как Вы думаете, могли "бдительные"политорганы допустить чтобы "Знаменем Победы" была распоротая эсэсовская перина? Конечно нет! Точно так же, руководство коммунистической партии не могло допустить чтобы героями водрузившими "Знамя Победы" стали "случайные" люди. "Героями" поднявшими  Знамя Победы могли стать только проверенные люди, с правильным социальным происхождением ( не дай бог дети раскулаченных или других "врагов народа") и с правильной национальностью. Естественно, один русский и один грузин. Вы понимаете, что второй "герой" не мог быть армянином, татарином или еще кем- то . И еще один очень важный момент. Герои, настоящие герои, которых довольно много проявилось во время войны, очень плохо поддаются дрессировке. С ними всегда много проблем. Поэтому политорганы ( и за это их Жуков не переносил) всегда предпочитали назначать "героев" из числа проверенных людей. С назначенными "героями" приятно было работать - когда надо они говорили(что им рекомендовали), когда надо молчали.

Но вернемся к моменту водружения первого Знамени на рейхстаге. Перед разведчиками из группы Сорокина, в котором старший сержант Лысенко (Герой Советского Союза) был заместителем командира взвода, поставили задание: любой ценой прорваться в здание и установить там красный флаг,  рассказывает историк военной разведки Сергей Шестаков.  В группе, вместе с командиром Семеном Сорокиным, было десять человек, двое из них погибли еще на площади перед Рейхстагом. Восемь разведчиков через боковой вход для обслуги прорвались в здание. Гранатой Иван Лысенко взорвал несколько немецких солдат. А потом поднялся на фронтон второго этажа и укрепил там самодельное знамя из красной обшивки немецкой перины. Итак, первый флаг закрепил на рейхстаге Иван Лысенко, имеющий в своей биографии отсидку на Соловках, за 10 колосков подобранных в поле (ему тогда было 14 лет).

Фотоснимок отважной восьмерки: впереди Григорий Булатов, за ним в трофейной кожаной куртке Семен Сорокин.

Затем отважная восьмерка поднялась на крышу Рейхстага и установила еще одно знамя - на статуе Вильгельма II.
Григорий Булатов, как самый маленький и молодой, залез на плечи Виктора Провоторова, их поддерживали Иван Лысенко и Степан Орешко,  говорит Сергей Шестаков.  Булатов закрепил на статуе штурмовое полковое знамя. В бинокль с противоположной стороны улицы это видел командир полка Александр Плеходанов. Это было примерно в 14.25. Именно тогда генерал Кузнецов и звонил Жукову, сообщая об этом радостном событии.

Наградной лист на представление Григория Булатова к званию Героя Советского Союза за подъем знамени над рейхстагом.

Вернувшись после войны в Москву, в родной МАИ, капитан Сорокин сразу же начал борьбу за честь своего разведотряда.
Группа разведчиков лейтенанта Сорокина попала в историю не случайно. Просто так ее не снимали бы для «Красной звезды» и «Комсомольской правды».То, что одна и та же разведгруппа попала в объективы двух разных фотокорреспондентов, могло быть простым совпадением. Однако известный документалист Роман Кармен снял на свою кинокамеру не Егорова с Кантарией, а ту же самую группу лейтенанта Сорокина. Много дублей они бегали со знаменем к парадному подъезду рейхстага, поднимались с боем по лестнице, лезли на крышу – при этом Знамя все время находилось в руках у невысокого, юркого разведчика Гриши Булатова. Того, кто водружал его на крыше рейхстага.
Просто так, без разрешения командования, попасть в хронику солдаты не могли. Их участие в съемках Роман Кармен должен был согласовать, как минимум, с политотделом дивизии. Исторические кадры эти потом лягут в основу документального фильма «Взятие Берлина». Только голос диктора за кадром почему-то будет называть фамилии Егорова и Кантарии. А кадр, в который попало лицо Григория Булатова, снятое крупным планом, когда он устанавливал древко знамени, цензура потом вырежет. Но это будет сделано слишком поздно, когда пленки с фильмом разойдутся по всей стране, и в далеком Слободском земляки узнают Булатова именно по этому кадру. Правда, спросить будет не у кого - знаменосец вернется на родину только в 1949 году.Чтобы герой не наболтал лишнего, ему инсценировали "попытку изнасилования" и отправили в лагеря к уголовникам.


Германия. 1945 год. Григорий Булатов. Кадр из хроники Романа Кармена.

Через двадцать лет после войны, в своей книге «Как это было», Роман Кармен приведет текст телеграммы, которую отправил в «Совинформбюро» 2 мая 1945 года: «…Сегодня я познакомился с командиром взвода разведки Семеном Егоровичем Сорокиным. Вместе с рядовым Григорием Булатовым он тридцатого апреля под ураганным огнем немцев забрался на крышу рейхстага и водрузил Знамя…».

Только 2 мая знамя Егорова и Кантария, которое перенесли на купол рейхстага, стало считаться официальным Знаменем Победы, Позже его отправили в Москву, на парад. Перед отправкой комдив генерал Шатилов придал этому знамени «боевой» вид — прострелил из пистолета и опалил над горящей шиной.

А фото- и кинорепортеры снимали 2 мая тех, кого в те дни считали настоящими героями: разведчиков лейтенанта Сорокина. Это был единственный день для съемок -вскоре рейхстаг передали в английскую зону оккупации — других исторических кадров, с «правильными» героями, создать уже было нельзя. Поэтому и в кинохронике Кармена, и на кадрах И. Шагина и Я.Рюмкина — группа лейтенанта С. Сорокина. И на переднем плане улыбающийся молодой парень — Григорий Булатов.

Bulatov.jpg

Григорий Булатов.

Булатов надеялся, что добьется справедливости, писал письма Жукову и Кармену, вел дневник, но в итоге оказался неудобным для властей и угодил под суд по сфабрикованному делу. Ходатайствовать об освобождении знаменосца приезжал его бывший командир дивизии генерал Шатилов. Вернувшись домой, Булатов обнаружил, что письма Жукова и Кармена таинственным образом исчезли. Исчезли и три толстые тетради его воспоминаний, взятые  "посмотреть" неким писателем. И человек не выдержал борьбы с нечеловеческой коммунистической системой. В 1973 году, накануне очередной годовщины взятия рейхстага, Григорий Булатов покончил жизнь самоубийством.

 

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю. Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Ваш отзыв