Бомбардировки Москвы. Лето 1941 года.

Автор: , 16 Июл 2014

Первой столицей испытавшей на себе все «прелести» воздушной войны был Париж. Ещё во время Первой Мировой войны. Это случилосьв ночь с 20 на 21 марта 1915 г. Бомбёжку провели три дирижабля и были ранены  17  человек. Бомбардировки Лондона начались 31 мая 1915 г.Германские дирижабли-бомбардировщики посеяли в ангилийской столице неведомый дотоле ужас. Через 25 лет, уже с самого начала Второй Мировой войны, немцы и англичане начали бомбить вражеские столицы со всё возраставшим ожесточением. После нападения Германии на Советский Союз настала очередь Москвы.

Решение Гитлера бомбить Москву.

14 июля 1941 года Гитлер заявил о решении  бомбардировать советскую столицу, «чтобы нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». В утвержденной фюрером 19 июля директиве  «О дальнейшем ведении войны на Востоке» ставилась задача «по возможности быстрее начать силами 2-го воздушного флота, временно усиленного бомбардировочной авиацией с Запада, воздушные налеты на Москву».Здесь же говорилось, что ее бомбардировка должна стать «возмездием за налеты русской авиации на Бухарест и Хельсинки.


Генерал-фельдмаршал Кессельринг.

20 июля командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал А. Кессельринг  провел совещание с командирами в связи с предстоящим рейдом. По его словам, русская авиация была уже практически разгромлена и оказать серьезного сопротивления не могла. Немецкий летчик, фельдфебель Л. Хавигхорст , вспоминал:
«Накануне удара по русской столице на аэродром Тересполь (г.Брест), где находились два наших отряда, прибыл генерал-фельдмаршал Кессельринг. Он обратился к экипажам:
— Мои авиаторы! Вам удавалось бомбить Англию, где приходилось преодолевать сильный огонь зениток, ряды  аэростатных заграждений, отбивать атаки истребителей. И вы отлично справились с задачей. Теперь ваша цель — Москва. Будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны, как это всегда делали над Англией при благоприятных условиях, подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне...

 

Бомбардировщик Не 111.

...Наш He111 шел в отряде Хеллмана . Горящий Смоленск являлся хорошим навигационным ориентиром. Четким белым штрихом просматривалась дорога Смоленск — Москва. Скоро мы увидели 10–20 прожекторов, создававших световое поле. Попытки обойти его не удались: прожекторов оказалось много слева и справа. Я приказал поднять высоту полета до 4500 метров и экипажу надеть кислородные маски. Внезапно по нашему самолету открыла огонь русская зенитная артиллерия. К счастью, она стреляла неточно, но плотность разрывов была высокой.
Когда наш самолет вплотную подлетал к Москве, мы увидели под собой Ju88 из другого соединения — он готовился  пикировать на город. Собирались освободиться от своего бомбового груза и мы. В это время раздался взволнованный голос радиста: Внимание, аэростаты!

— Ты обалдел, — послышалось в ответ, — мы же летим на высоте 4500.

Аэростаты заграждения. Схема.

Англичане не поднимали аэростаты выше 2000 метров, а здесь высота была, по крайней мере, удвоена. Я приказал сбросить бомбы, и как только мы повернули обратно, радист сообщил о приближении вражеского истребителя. Русский ночной истребитель (у них вообще не должно было существовать подобных) атаковал нас сверху слева. Радист открыл огонь, и к нему тотчас присоединился бортмеханик. Наш He111 приземлился с сухими баками в Тересполе в 4 ч 27 мин. На весь полет ушло 8 ч 4 мин».

Если верить показаниям взятых в плен летчиков и германским документам, то первая атака Москвы стоила люфтваффе шести-семи самолетов, потерянных по разным причинам, включая разбившиеся или серьезно поврежденные при вынужденной посадке уже на своей территории.

Немецкие самолеты сбросили 104 т фугасных бомб и более 46 тысяч  штук мелких зажигалок. По грубым оценкам, только половина вылетевших экипажей смогла выполнить задание.  В результате первого налета пострадало 792 человека, 130 из которых погибли. В городе возникли 1166 очагов пожаров. К 9 ч утра 22 июля все пожары удалось локализовать.

За первым налетом последовали два, почти столь же мощных. После тщательной разведки центральной части города одиночным «юнкерсом» с большой высоты, в ночь на 23 июля в рейде на Москву участвовало 125 самолетов (по советским данным 150), а в следующую — до 100 (180). Каждый из них производился на большей высоте, чем предыдущий.

Немецкий бомбардировщик в небе Москвы.

Вечером и ночью 23 июля серьезно пострадал московский метрополитен. Одна крупная авиабомба пробила перекрытие тоннеля на перегоне Смоленская — Арбат, другая попала в эстакаду метромоста неподалеку, а третья разорвалась у входа в вестибюль у Арбатской площади. Пострадало более 100 человек, из которых 60 погибло. Наибольшие жертвы вызвала паника, возникшая на лестнице эскалатора. На восстановление последствий этой бомбардировки ушло двое суток . В ту же ночь не менее 76 авиабомб различного типа упали в Кремле и на Красной площади, загорелся один из корпусов больницы им. Боткина, но пожар удалось погасить. В кремлевской квартире Сталина после бомбежки пришлось поменять окна. В Кремле погибли 35 человек из числа военнослужащих.

Воронка на набережной.

Несмотря на недостатки в действиях советской ПВО, приятной прогулки в небе Москвы у асов люфтваффе не получилось. Многие из них отмечали, что им удавалось относительно легко уклоняться от перехвата ночными истребителями русских, а вот мощный огонь зенитных орудий часто вынуждал прекращать выполнять задание. В настроении экипажей, которые участвовали в налетах на советскую столицу в конце июля, уже не было эйфории, наблюдавшейся неделю назад. Командир отряда 1/KGr100 обер-лейтенант Г.-Г. вспоминал: «Из всех вылетов, которые я совершил на Востоке, самыми трудными оказались ночные налеты на Москву. Зенитный огонь был очень интенсивным и велся с пугающей кучностью».

Последний  крупный  налет люфтваффе на Москву состоялся  в ночь с 10 на 11 августа 1941 г. По советским данным, в нем участвовало около 100 бомбардировщиков в двух волнах. Главные силы из 80 самолетов шли четырьмя группами через Вязьму, Гжатск, Можайск. Оставшиеся 18–20 машин летели со стороны Сычевки на Волоколамск.

В ночь на 12 августа в налете участвовало около 30 самолетов, но ущерб городу они нанесли существенный, что можно объяснить привлечением наиболее опытных экипажей и широким использованием тяжелых авиабомб. Одна разорвалась около памятника Тимирязеву у Никитских ворот. В брусчатке образовалась воронка глубиной 12 м и диаметром 32 м, погибли многие воины-зенитчики, получили повреждения трамвайные пути, вышла из строя контактная сеть, был сброшен со своего постамента памятник. Полутонная бомба попала в здание Арсенала Московского Кремля, полностью его разрушив и повредив многие близлежащие постройки, включая здание комендатуры.

Некоторые итоги летних боев.

Сопоставляя данные о потерях сторон в конце июля — начале августа 1941 г., можно прийти к выводу, что на каждый сбитый немецкий самолет терялся один советский. Если говорить о морально-психологическом эффекте, то большое воздействие на немецких летчиков производил  огонь зенитной артиллерии. Часто при ночном налете одиночные экипажи как бы наталкивались на «заградительные полосы», создаваемые зенитным огнем. Пытаясь обойти такую полосу, вражеские бомбардировщики уходили в сторону, но там попадали под разрывы заградительного огня, создаваемого соседним сектором. Экипажи немецких машин отмечали, что "русские снарядов не жалели."

Сбитый самолёт привезли на показ.

«Шрапнель зенитных снарядов барабанила по улицам, точно град, — констатировал британский журналист А. Верт, представлявший в Москве газету «Санди Таймс». — Десятки прожекторов освещали небо. В Лондоне мне не приходилось ни видеть, ни слышать ничего подобного.

Какой же урон нанесли Москве удары люфтваффе?

Всего в результате бомбардировок с 22 июля по 22 августа 1941 г. погибло 736 москвичей и 3513 человек получили ранения.Наибольший урон принес Москве и москвичам первый налет.Выдавая желаемое за  действительное, берлинское радио сообщало в августе 1941 г., что «люфтваффе  подвергают Москву уничтожающей бомбардировке» и будто «заводы и фабрики, расположенные вокруг Москвы, настолько разрушены, что всем иностранцам запрещен выезд за пределы Москвы. Кремль и почти все вокзалы разрушены, Красной площади не существует. Особенно пострадали промышленные районы. Москва вступила в фазу уничтожения».

Уместно хотя бы кратко сравнить оборону с воздуха Москвы и Лондона. По данным англичан, к июлю 1940 г. Лондон защищали 328 орудий среднего и крупного калибра и 124 орудия малого калибра. Здесь же действовали 22 истребительные эскадрильи с 336 самолетами. В общей сложности это примерно вдвое меньше, чем в ПВО Москвы летом 1941 г. Таким образом, по количеству выделенных средств сравнение будет в пользу советской столицы.

Воздушный патруль.

Лондон пострадал значительно сильнее Москвы. Неоднократно огонь в английской столице бушевал по 5–6 суток. Британские пожарные команды выезжали к месту возгораний только после окончания налета. Но и силы, которые выделило люфтваффе для атак Лондона, были намного крупнее, а потери немецких самолетов — существенно большими. До конца 1941 г. немецкая  авиация произвела 76 налетов на Москву, причем только в 9 из них участвовало 50 и более самолетов, а в 48 рейдах число машин в группе не превышало десяти. Налеты на Лондон показали не столько силу английской ПВО, сколько неподготовленность люфтваффе для решения стратегических задач. Атаки Москвы еще раз подтвердили, что немецкая авиация была не способна наносить мощные удары по удаленным объектам.

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (2) на Бомбардировки Москвы. Лето 1941 года.”

  1. У меня депрессия

    • admin:

      От депрессии страдают, в основном, творческие личности: поэты, музыканты, художники. И только творчество может депрессию погасить.

Ваш отзыв