Сталин и Гитлер, такие похожие и такие разные.

Автор: , 21 Апр 2015

70 лет как закончилась самая грандиозная война в истории человечества, но она до сих пор волнует людей, особенно историков. Наибольший  интерес вызывают государственные деятели, чьи решения подтолкнули самые мощные, самые развитые страны к смертельной схватке. На первом месте в рейтинге стоят Гитлер и Сталин - две харизматичные личности, на совести которых миллионы загубленных жизней.

Общие черты двух вождей:

- оба начинали свою политическую карьеру с очень низкой социальной позиции, с малыми шансами на успех;

- у обоих было неполное среднее образование и оба упорно занимались самообразованием;

- и Сталин, и Гитлер пришли в партии напоминающие собой дискуссионные клубы и превратили их в дисциплинированные, жёстко структурированные организации. Для чего пришлось уничтожить много товарищей по партии;

- для обоих жизнь отдельных людей и даже целых народов ничего ценного не представляла. Были созданы чудовищные механизмы массового уничтожения людей.

Из существенных различий необходимо отметить, что Гитлер за счёт своих умелых действий неоднократно спасал НСДАП от полного краха и развала. Он находил способы отражения всех ударов конкурирующих партий и преодоления сложившихся объективных трудностей вызываемых положением внутри страны. Приход нацистов к власти - это личная победа Гитлера.

Способности Сталина были бесполезны в период когда власть большевиков находилась на волоске. Окружённое многочисленными врагами молодое советское государство, казалось, вот-вот рухнет.Победу коммунистам принёс тандем двух гениальных лидеров, Ленина и Троцкого, которые идеально дополняли друг друга. Если бы в период с 1918-го по 1920-й год кто-то из этой пары умер, то большевистская революция потерпела бы неминуемое поражение. Зато в мирное время сталинские способности к восточным интригам в условиях зарождающегося тоталитаризма дали ему большие преимущества перед интеллектуалами европейского типа.

Деятельность Сталина и Гитлера по сей день изучается и осмысливается, причём не только профессиональными историками. Целая армия любителей, от пенсионеров до школьников, изучает различные аспекты  жизни и деятельности этих двух, самых кровавых диктаторов в истории человечества.

Недавно мне довелось ознакомиться с интересной работой московской школьницы Полины Кёниг,  выполненной в рамках ХХІ Городских исторических чтений. Которую я хочу предложить читателям. Работа приводится с небольшими сокращениями.

 

Тоталитаризм как феномен ХХ века. Противостояние гитлеровской и сталинской систем

                                             Большевизм и фашизм — это, конечно,                                                                     борьба двух концов, а не борьба двух начал.

                                                                                                      Дон Аминадо

 

Тема тоталитаризма является одной из наиболее спорных и неоднозначных. Сегодня, с учетом существующих реалий, она встает весьма остро, в ней появляются новые аспекты, современные подтемы. Все эти проблемы и побудили меня обратиться к их первопричинам – к исследованию тоталитарных движений ХХ века, протекающих в нем глубинных социокультурных, политических процессов. ХХ век не зря называют веком прогресса и торжества разума, но в то же время это и век двух мировых войн, унесших миллионы жизней, насквозь пронизанных болью и страданием. Эта тема не может не затронуть каждого из нас, и для меня очень важно это показать.

Что есть тоталитаризм? Чем он вызван, насколько закономерен и неизбежен, как глубоко лежат его истоки, возможно ли его повторение в будущем? Вопросы эти по-прежнему являются актуальными, остросоциальными, заслуживающими самого пристального внимания, к тому же, значимость их за последний год весьма сильно возросла. На них нельзя дать однозначного, аксиоматичного ответа.

В этот знаменательный год – юбилейную, 70-ую годовщину Великой Победы, я хотела бы поподробнее раскрыть тему политических режимов в нацистской Германии и коммунистическом СССР.

Итак, что вообще есть тоталитаризм, спросим мы себя? Тоталитаризм – это политический режим, стремящийся к полному, всеобъемлющему контролю над всеми сферами жизни общества в целом и его отдельного индивида. Статус научной концепции за этим термином утвердил собравшийся в 1952 году в США политологический симпозиум, где тоталитаризм был определён как «закрытая и неподвижная социокультурная и политическая структура, в которой всякое действие – от воспитания детей до производства и распределения товаров – направляется и контролируется из единого центра».

Вообще, тоталитарное государство представляет собой закрытое общество, в котором происходит ориентация на полное единство всех сфер его жизни. Тоталитаризм отрицает гражданское общество и все его институты, малейший намек на свободу отдельного индивида.

Тоталитаризм как социальный феномен и развитая система сложился в ХХ веке, однако его идеи берут начало в глубокой древности, в трудах Платона («Законы»), Аристотеля («Политика»), Шан Яна («Шан Цзюнь Шу», или «Книга Правителя области Шан»).

История ХХ века дала два типа тоталитаризма: «левый», представленный СССР, и «правый», представленный Третьим рейхом.

Любой тоталитарный режим, вне зависимости от его направленности и индивидуальных особенностей, обладает рядом признаков, которые я хотела бы взять в качестве линий сравнения гитлеровского и сталинского режимов. Вот эти признаки (по мнению К. Фридриха и З. Бжезинского):

  • Наличие единственной массовой партии во главе с лидером-диктатором.
  • Наличие официально господствующей в обществе идеологии.
  • Монополия государства на СМИ.
  • Монополия государства на вооруженные силы.
  • Централизованная система контроля и управления экономикой.
  • Система террористического полицейского контроля.

Итак, начнем с первого признака - партии. В Германии это была НСДАП, а в Советском Союзе  – ВКП (б), позднее переименованная в КПСС. Их главное различие кроется в самом названии: коммунизм большевиков предполагал интернационализм, в то время как взгляды национал-социалистов изначально были шовинистическими, юдофобскими, пангерманскими.

Как известно, важнейшую, центральную роль в любом тоталитарном режиме играет идеология, можно даже сказать, что тоталитаризм и есть идеология, при определенных условиях способная превратиться в систему, общественно-политический строй.

Повсеместно считается, что советской идеологией являлся марксизм-ленинизм. Это верно в том смысле, что марксизм и ленинизм послужили основой и исторически исходным материалом для нее, а также образцом для подражания. Но неверно сводить её лишь к марксизму-ленинизму. В советскую идеологию вошла лишь часть идей и текстов марксизма XIX века, причем в основательно переработанном виде. Даже из сочинений Ленина в неё вошло не все буквально в том виде, как оно возникло в свое время. Ленинизм вообще вошел в неё в значительной мере в сталинском изложении. Она складывалась также под влиянием жизненных реалий, общественной мысли ХХ века.

Идеологическая обработка людей (идеологическое оболванивание) была основой, сущностью, стержнем процесса формирования человека коммунистического общества и сохранения его в этом качестве. Этот процесс начинался с рождения человека, продолжался всю его жизнь и заканчивался лишь с его смертью. Идеологическая обработка охватывала все слои общества и все сферы жизни людей - их трудовую и общественную деятельность, нерабочее времяпрепровождение, отдых, развлечения, семейные отношения, дружбу, любовь и даже болезни и преступления.

Официальной идеологией гитлеровской Германии, в свою очередь, являлся национал-социализм.

Партийное знамя национал-социалистов содержало в себе три символа: красное поле, белый круг в середине и в круге - черная свастика (Hakenkreuz). Раса (арийцы, германцы); нация (Германия); социальная идея, общество труда (социализм). Таковы были три основных элемента программы.

Одним из инструментов воплощения определенной идеологии является террор. Особенно это заметно на примере печально известных сталинских репрессий. Всего за период сталинизма жертвами репрессий, по данным правозащитной организации «Мемориал», стало от 11—12 до 38—39 миллионов человек. На этом фоне неуместным оксюмороном, злой иронией кажется процветавший в Советском Союзе культ личности Сталина, сопоставимый по своим масштабам разве что с культом Ленина.

Но как он возник? Этот вопрос кажется мне интересным и заслуживающим специального разговора. Сталин не обладал обширным управленческим опытом, даром яркого, блестящего оратора, как, например, Троцкий, его главный оппонент в борьбе за власть, однако все же оказался «у руля», в отличие от своего противника, потерявшего реальную власть, затем высланного из страны, а позже и убитого. Возможно, причина кроется в его феноменальных способностях к тонким интригам, в его личных стремлениях развить этот культ во все годы своего правления. А может, правы те, кто считает, что культ был вызван с личностными чертами Сталина и успехами, связанными с его правлением.

Примечательна в этом плане точка зрения профессора Алексеева, изложенная им в «Теории государства и права»: «Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х годов тоталитарный режим стал суровой политической реальностью».

Так кто же прав? Я этого не знаю, но мне кажется, что каждая точка зрения, включая те, что я не привела в своей работе, заслуживает свое право на существование, содержит рациональные, соответствующие истине зерна. Как вообще можно однобоко судить о таких одиозных, претенциозных фигурах, как Сталин или тот же Гитлер? Их понимание, если оно вообще возможно, складывается из множества аспектов.

И если приход к власти Сталина возникновение культа его личности были в какой-то мере закономерны, то восхождение на политический Олимп Адольфа Гитлера и вовсе овеяно неким мистическим ореолом. Вот уж в чьих личностных качествах, небывалой силы харизме не приходится сомневаться, в чем сходятся как его хулители, так и почитатели.

Хозяин.

Ко времени выдвижения в высших партийных эшелонах Сталина тоталитарный режим по сути своей уже сложился, по крайней мере, отчасти. Конечно, это нисколько не умаляет роли Вождя в становлении и развитии одного из величайших государств, сверхдержавы ХХ века, однако Гитлеру пришлось начинать все с нуля. В немецком обществе было относительно мало предпосылок к тому, каким его путь станет в дальнейшем (хотя многие исследователи и не разделяют моего мнения), и, согласитесь, масштабы деятельности, приложенной к своему возвеличиванию обоими лидерами, находятся в совершенно разных категориях.

Нельзя точно сказать, что именно послужило началом сознательного пути к политическим вершинам Адольфа Гитлера, но я лично за отправную точку возьму Первой мировую войну, а точнее, ее позорные итоги и унизительный для Германии Версальский договор. Вскоре после войны поступив на простые курсы агитаторов, он за короткий срок смог добиться вступления в НСДАП и достижения больших высот в ее иерархии.

После памятных событий 9 ноября 1923 года он оказался на скамье подсудимых и был приговорен к отбыванию срока. Выйдя из заключения, он обнаружил практически распавшуюся партию, и тут уже начинаются просто фантастические события. Он с нуля, как я говорила ранее, возродил НСДАП и уже через каких-то девять лет занял должность рейхсканцлера. Конечно, он являлся организатором и идейным вдохновителем бесчисленного множества преступлений против человечества, однако нельзя отрицать и все то, что он сделал для Германии, ведь, по сути, его главной ошибкой стала экспансионистская политика и развязывание Второй мировой войны.

Всенародное обожание - непременная черта тоталитаризма.

Но все же, как удалось его движению - национал-социализму - стать поветрием, увлечь массы, овладеть государственной властью?

Надо вспомнить атмосферу Германии после Первой мировой войны, страдающей, униженной, разгромленной - и все же внутренне не сломленной. Версальский договор, «оставив ей лишь глаза, чтобы плакать», низвел немецкий народ на положение чуть ли не рабов. Нищета, нужда сочетались с небывалой психической уязвимостью, с «обожженною кожей». Правительства, оглушаемые террором извне и атакуемые внутренними смутами, были несчастны и безропотны. Они делали ставку на терпение и время.

И вот в этой обстановке унизительного благоразумия вверху и всеобщей неразберихи внизу - зазвучали бодрые, гордые, мажорные, как вызов, слова. Не так страшен Версаль, как его малюют. Германия была и будет Великой. «Мы не проиграли войну, нас погубила революция». Конечно, это иллюзия, это историческая неправда, но она утешает и воодушевляет! И нация, а в первую очередь молодежь, охотно ей поддается. Германия непобедима, нечего унывать, - Германия выше всего. Смелее: трусы не торжествуют никогда, побеждает твердая воля. Прочь сомнения, впереди непреложная цель: «германское государство немецкой нации».

Удачна та агитация, которая сумеет «ударить по сердцам с неведомою силой». Гитлер, с его несложной политической психологией, с его грубоватым и гулким пропагандистским инструментом – «барабанщик национальной Германии», – умел прекрасно воздействовать на страдающее национальное чувство, на оскорбленный немецкий патриотизм.

Он не знал устали в своих призывах: «скорее солнце и луна остановят свой бег вокруг земли, нежели я перестану призывать Германию к пробуждению». И его исступленная проповедь, в которой была своя строго рассчитанная система, пролагала путь к сердцам; не сразу, сначала медленно, но потом все быстрей и верней. Ее слушали, ею вдохновлялись. Она сулила просвет, перспективу, победу: «Германия, проснись!»

Строка из поэмы Дитриха Эккарта «Йойрио» (1919)  — «Германия, проснись!» («Deutschland erwache!») стала одним из главных лозунгов пропаганды НСДАП и была вышита на флаге партии.

Таким образом, стремительное продвижение Адольфа Гитлера к высшим эшелонам власти, его небывалое по своей силе, размаху влияние на массы уже не кажется таким уж необъяснимым, мистическим. В Германии сложились все предпосылки к формированию тоталитарного режима, и если бы движение Возрождения не возглавил Гитлер, это сделал бы кто-нибудь другой.

Возвращаясь к критериям тоталитаризма, перейдем к третьему из них - монополии государства на СМИ. Подобная практика в обоих государствах - неоспоримый факт, подтверждаемый многими исследователями. В СССР электронные СМИ находились в управлении Государственного комитета по телевидению и радиовещанию при Совете Министров СССР, имевшим свои отделы в регионах (аналогичным образом Госкомпечати контролировал деятельность прессы). Финансирование деятельности СМИ целиком происходило за счет бюджетных средств, одновременно осуществлялся государственный контроль над содержанием передач и публикаций.

Подобное явление в Германии не имело аналогов в мировой истории. Я говорю о Министерстве пропаганды и народного просвещения, возглавляемом Йозефом Геббельсом. В соответствии с правительственным декретом от 30 июня 1933 г., в ведение Министерства передавались общая политическая пропаганда, высшая политическая школа, государственные празднества, пресса, искусство, радио, книгоиздательство, музыка, театр, кино, моральное состояние общества. Новый министр назвал свою должность «революционной», ибо в его руки передавалось «национальное воспитание народа».

И в Германии, и в Советском Союзе процветал культ здорового тела и спорта, активно поддерживаемый СМИ (при помощи плакатов, печати, радио и телевидения).

Вообще, примечателен тот факт, что «тоталитарные режимы сформировались в СССР и в Германии практически в одно и то же время. Оба режима имели одни и те же социалистические корни, но в Советском Союзе социализм был классовым, а в Германии — национальным». Оба режима стремились к мировому господству, и оба были в чем-то схожи.

К примеру, если в Германской империи ксенофобская, шовинистическая политика (в частности, антисемитизм) нисколько не умалчивалась, играла одну из важнейших ролей и приобрела просто гигантские масштабы, то в СССР подобное также имело место быть, правда, негласно. Возьмем, к примеру, запрет на преподавание на национальных языках, депортацию немцев Поволжья... Примеров можно привести еще очень много.

Несмотря на существенные противоречия, оба государства не раз делали попытки сближения, заключая различные договора и соглашения. Первым из них можно считать Рапалльский договор, заключенный 16 апреля 1922 года между тогда еще РСФСР и Веймарской республикой на почве общего для обеих стран неприятия «Версальского диктата». Следует отметить, что это был первый равноправный договор, заключенный Германией после позорного поражения в Первой мировой войне, и он имел неоценимое значение для признания прочими государствами сначала Веймарской республики, а после и нацистского Рейха. И столь же важным договор являлся и для страны Советов, находящейся на тот момент в изоляции.

Сталин и Риббентроп. 1939 г. Довольны сделкой. Через 6 лет сталинская юстиция отправила Риббентропа на виселицу.

Также следует добавить, что 29 марта 1935 года в разговоре с Энтони Иденом Сталин заметил: «Рано или поздно германский народ должен был освободиться от Версальских цепей… Повторяю, такой великий народ, как германцы, должен был вырваться из цепей Версаля».

Вообще, одной из главных, если не важнейшей предпосылкой сближения было превращение Германии и Советского Союза в стран-изгоев после Первой мировой войны. Против Германии, как страны-агрессора, было принято множество мер, во многом несправедливых и грабительских, закрепленных Версальским мирным договором, а СССР союзники не могли простить заключения сепаратного мира и досрочного выхода из войны. Таким образом, можно даже сказать, что Европа и США во многом сами подтолкнули СССР и Германию к верности своему пути и к определенной решимости в средствах достижения.

Говоря об отношениях Германии и СССР, нельзя не сказать о двух важнейших нормативных актах, заключенных буквально накануне войны - широко известном пакте Молотова-Риббентропа (от 23 августа 1939 г.), а также реже предаваемом огласке, но от этого не менее значимом Договоре о дружбе и границе (от 28 сентября того же года).

Гитлер и Молотов. 1940 г. Здесь улыбки уже натянутые. Договориться не удалось. Быть войне.

Также мне хотелось бы немного добавить о полумифическом событии, овеянном туманами домыслов, слухов и предрассудков - личной встрече Сталина и Гитлера в октябре 1939 года во Львове. Вот что пишет об этом в своей книге «Сталин» Эдвард Радзинский:

«В 1972 году во Львове старый железнодорожник рассказал мне о поезде, который прибыл в город в октябре 1939 года, об охране, никого не пропускавшей на привокзальную площадь, об остановленном движении поездов. Он даже помнил число - 16 октября.

Я понимал, что вряд ли удастся это проверить - несомненно, все документы, все следы этой встречи должны быть заботливо уничтожены Сталиным. И я решил обратиться к неожиданному источнику - Журналу регистрации посетителей Сталина, его страницам за октябрь 1939 года...

Нет, 16 октября Сталин был в своем кабинете в Москве. И 17 октября у него - длинный список посетителей. Я уже хотел оставить свое занятие, но все-таки взглянул на 18 октября... В этот день приема не было! Сталин в Кремле не появился! И это не был выходной, обычный рабочий день - четверг.

Итак, 18 октября его нет в Кремле! Отсутствует он и весь день 19 октября и только поздним вечером в 20 часов 25 минут возвращается в свой кабинет и начинает принимать посетителей.

Я знал стиль его неутомимой, запойной работы. Он был типичным работоголиком, и это отсутствие посредине рабочей недели (суббота тоже была тогда рабочим днем) могло произойти только в двух случаях: или он был очень болен, или... отсутствовал в Москве.

Интересен и список его посетителей накануне этого загадочного отсутствия. Вместе с членами Политбюро приходят Ворошилов, Жуков, Кулик, Кузнецов, Исаков - все руководители армии и флота. Но дольше всех в его кабинете в тот день - нарком иностранных дел Молотов.

Нет, Хозяин не был болен. Скорее всего, во время его отсутствия состоялось что-то очень важное, ибо, согласно Журналу, 19 октября, когда он вновь появляется в Кремле, до полуночи идет совещание с глазу на глаз со вторым человеком в государстве - Молотовым. При этом во время их беседы в кабинет вызываются тот же Жуков и функционер номер три - Каганович...

Неужели действительно эта встреча была? Тайная встреча века! Как ее можно написать! Они сидели друг против друга - Вожди, земные боги, столь похожие и столь различные. Клялись в вечной дружбе, делили мир, и каждый думал, как он обманет другого...»

Сейчас уже трудно говорить, состоялись ли эти переговоры на самом деле, но, согласитесь, существуют факты, которые указывают на это.

«Примечательно, что тоталитарные движения, каждое по своему, по сути дела, отбросили свои первоначальные программы. Можно сказать, что тоталитаризм воспроизводится, а его жизнеспособность обеспечивается тем, что он как бы находится в постоянном движении».

В ранний период деятельности (до 1923 года) НСДАП и ее лидеры публично сочувствовали русским, видя в них «заложников мирового еврейства». В тексте одного из плакатов, приглашавшего на массовый митинг НСДАП, говорилось: «Мы, германские национал-социалисты, требуем, чтобы русскому народу была оказана помощь, но не путем поддержки его нынешнего правительства, а путем устранения его нынешних губителей. Кто сегодня жертвует для России, дает не для русского рабочего, а для его грабителя — еврейского комиссара».

В одном из ранних своих выступлений Гитлер заявлял, что: «В удивительном сотрудничестве демократия и марксизм сумели разжечь между немцами и русскими совершенно безрассудную, непонятную вражду; первоначально же оба народа относились друг к другу благожелательно. Кто мог быть заинтересован в таком подстрекательстве и науськивании? Евреи». Слова довольно схожи с риторикой правых деятелей и организаций дореволюционной России, которые тоже не видели в Германии врага, а позже в эмиграции открыто объявляли мировое еврейство и масонство в развязывании войны с Германией.

Русские эмигранты активно публиковались в центральной партийной газете — «Фёлькишер Беобахтер» и выступали на нацистских собраниях. По одной из версий, и саму газету «Фёлькишер Беобахтер» нацисты купили частично на деньги русских монархистов. Альфред Розенберг в своих воспоминаниях также пишет о том, что «наиболее состоятельная финансовая поддержка оказывалась партии русскими белоэмигрантами, которые любой ценой хотели добиться выхода своей антисоветской пропаганде». Одним из основных спонсоров «Фёлькишер Беобахтер» Розенберг называет генерала В.В. Бискупского.

Автор Полина Кёниг.

Я поделился с Вами информацией, которую "накопал" и систематизировал. При этом ничуть не обеднел и готов делится дальше, не реже двух раз в неделю.

Если Вы обнаружили в статье ошибки или неточности - пожалуйста сообщите. Мой электронный адрес: anpp48@gmail.com. Буду очень благодарен.

 

 

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (6) на Сталин и Гитлер, такие похожие и такие разные.”

  1. Отличный портал, но стоит больше добавлять информации

  2. Большое спасибо за информацию, теперь я не допущу такой ошибки.

  3. Я извиняюсь, но, по-моему, Вы не правы. Я уверен. Могу это доказать.

  4. Большое спасибо! Взяла себе тоже-пригодится.

  5. Полностью с Вами согласна, примерно неделю назад написала про этоже в своем блоге! Представляете :) я хотел спросить, может ссылками обменяемся? e-mail в комментарии.

Ваш отзыв