Атака века — выдумка дилетантов журналистов?

Автор: , 08 Июн 2012

"В ночь с 30 на 31 января 1945 года советская подводная лодка С-13 (кстати,сделанная по немецким чертежам) потопила огромный немецкий лайнер "Вильгельм Густлов" с находящимися на борту 3700 обученными специалистами-подводниками ( 80 экипажей новейших подводных лодок). Британские историки назвали эту операцию "атакой века", а правительство Англии было готово поставить Маринеско, капитану С-13 , памятник из чистого золота, еще при жизни".

Вся эта невероятная чушь ходит из газеты в газету, перемещается с сайта на сайт. Люди тиражирующие этот бред не в состоянии объяснить,а что собственно говоря эти 3700 подготовленных подводников делали вдали от основных баз подводных лодок и вдали от судостроительных верфей(экипаж обязан на завершающих стадиях изготовления корабля чуть ли не жить там не менее месяца). И чего вдруг в условиях катастрофической нехватки подготовленных экипажей кто-то отправляет 80 экипажей  подальше от портов  базирования, а потом сажает всех вместе 3700 человек на один корабль и катит их обратно?Да и новейших подводных лодок не хватило бы для такого количества экипажей. В Англии на это событие практически не обратили внимане и знают о нем в основном узкие специалисты. Поэтому "памятник из золота" от английского правительства можно отнести на счет чьей-то буйной фантазии.

Файл:Marinesko.jpgПо современным оценкам на борту "Густлова" должно было находиться 10 582 человека: 918 курсантов младших групп 2-го учебного дивизиона подводных лодок (2. U-Boot-Lehrdivision), 173 члена экипажа судна, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих, и 8956 беженцев, в основном стариков, женщин и детей. Сам лайнер был рассчитан на 1500 пассажиров и беженцев начали размещать на палубах, в переходах. Женщин-военнослужащих разместили даже в пустом бассейне. На последних этапах эвакуации паника усилилась настолько, что некоторые женщины в порту в отчаянии начали отдавать своих детей тем, кому удалось подняться на борт, в надежде хотя бы таким образом их спасти.

Капитан третьего ранга  А.Маринеско

Когда командир советской подводной лодки С-13 Александр Маринеско увидел ярко освещённый, вопреки всем нормам военной практики, «Вильгельм Густлофф», то в течение двух часов следовал за ним в надводном положении, выбирая позицию для атаки. Обычно субмарины того времени были неспособны догнать надводные корабли, но капитан Петерсон шёл медленнее проектной скорости, учитывая значительное переполнение пассажирами и неуверенность относительно состояния корабля после многолетней бездеятельности и ремонта после бомбардировки. В 19:30, так и не дождавшись тральщиков, Петерсон дал команду потушить огни, но уже было поздно — Маринеско выработал план атаки.

В 21:16 первая торпеда попала в нос корабля, позже вторая взорвала пустой бассейн, где находились женщины флотского вспомогательного батальона, а последняя ударила в машинное отделение. Первой мыслью пассажиров было, что они наскочили на мину, но капитан Петерсон понял, что это была субмарина, и его первыми словами было: Das war’s (Вот и всё). Те пассажиры, которые не погибли от трёх взрывов и не утонули в каютах нижних палуб, в панике бросились к спасательным шлюпкам. В этот момент оказалось, что приказав закрыть, согласно инструкции, водонепроницаемые отсеки в нижних палубах, капитан нечаянно заблокировал часть команды, которая должна была заняться спуском шлюпок и эвакуацией пассажиров. Поэтому в панике и давке погибло не только много детей и женщин, но также многие из тех, кто выбрался на верхнюю палубу. Они не могли спустить спасательные шлюпки, потому что не умели этого делать, к тому же многие шлюпбалки обледенели, а судно уже получило сильный крен. Общими усилиями команды и пассажиров некоторые шлюпки удалось спустить на воду, и все же в ледяной воде оказалось много людей. От сильного крена судна с палубы оторвалась зенитная установка и раздавила одну из шлюпок, уже полную людей. Примерно через час после атаки «Вильгельм Густлофф» полностью затонул.

Миноносец «Лев» (бывший корабль голландского ВМФ) первым прибыл на место трагедии и начал спасение уцелевших пассажиров. Поскольку в январе температура уже была −18 °C, оставалось всего несколько минут до того, как наступало необратимое переохлаждение организма. Несмотря на это, кораблю удалось спасти 472 пассажира со шлюпок и из воды. На помощь также подошли корабли охранения другого конвоя — крейсера «Адмирал Хиппер», который тоже, кроме команды, ещё имел на борту около 1500 беженцев. Из-за опасения атаки субмарин он не остановился и продолжал удаляться в безопасные воды. Другим кораблям (под «другими кораблями» понимается единственный эсминец Т-38, — на «Льве» не работала ГАС, «Хиппер» ушёл) удалось спасти ещё 179 человек. Немногим больше чем через час новые корабли, которые пришли на помощь, смогли выловить только мёртвые тела из ледяной воды. Позже малый посыльный корабль, который прибыл на место трагедии, неожиданно нашёл, через семь часов после потопления лайнера, среди сотен мёртвых тел незамеченную шлюпку и в ней живого младенца, закутанного в одеяла, — последнего спасённого пассажира «Вильгельма Густлоффа».
В результате выжить удалось, по разным оценкам, от 1200 до 2500 человек из немногим меньше 11 тысяч находившихся на борту. По максимальным оценкам, потери оцениваются в 9985 жизней.
Исследователь катастрофы Гейнц Шён заключает, что лайнер представлял собой военную цель и его потопление не являлось военным преступлением, так как: суда, предназначенные для перевозки беженцев, госпитальные суда должны были быть обозначены соответствующими знаками — красным крестом, не могли носить камуфляжную окраску, не могли идти в одном конвое вместе с военными судами. На их борту не могли находиться какие-либо военные грузы, стационарные и временно размещённые орудия ПВО, артиллерийские орудия или иные аналогичные средства.
«Вильгельм Густлофф» был боевым кораблём , на который позволили подняться  тысячам беженцев. Вся ответственность за их жизнь, с того момента как они поднялись на боевой корабль, лежала на соответствующих должностных лицах немецкого военного флота. Таким образом, «Густлофф» являлся законной военной целью советских подводников.

В Германии реакция на потопление «Вильгельма Густлоффа» на момент трагедии была довольно сдержанной. Немцы не разглашали масштабы потерь, чтобы не ухудшать моральное состояние населения ещё сильнее. Кроме того в тот момент немцы несли тяжёлые потери и в других местах. Однако по окончании войны в сознании многих немцев одновременная гибель стольких мирных людей и особенно тысяч детей на борту «Вильгельма Густлоффа» осталось раной, которую не заживило даже время. Вместе с бомбардировкой Дрездена эта трагедия остаётся одним из наиболее страшных событий Второй мировой войны для немецкого народа. Из четырёх капитанов, которые спаслись после гибели корабля, самый молодой, Колер, не выдержав чувства вины за трагедию «Вильгельма Густлоффа», вскоре после войны покончил жизнь самоубийством.

Остатки "Густлова" на дне

В 1959 году в ФРГ был снят художественный фильм «Ночь над Готенхафеном» (нем. Nacht fiel über Gotenhafen) о трагедии крушения корабля. Готенхафеном немецкие оккупационные власти называли польский город Гдыня, откуда отправился в своё последнее плавание «Вильгельм Густлофф».
Большой резонанс получил роман «Траектория краба» (Im Krebsgang, 2002) немецкого писателя, лауреата Нобелевской премии, бывшего военнослужащего СС Гюнтера Грасса. Повествование в книге ведётся от имени журналиста, жителя современной Германии, который появился на свет на борту «Густлоффа» в день крушения корабля. Катастрофа «Густлоффа» не отпускает героя Грасса, и события более чем полувековой давности приводят к новой трагедии. Книга крайне негативно описывает советского капитана-подводника Маринеско.
2-3 марта 2008 года показан новый телевизионный фильм немецкого канала ZDF под названием «Die Gustloff»
Из шести боевых походов, выполненных Маринеско в годы Великой Отечественной войны, три были безуспешными, но он первый «тяжеловес» среди советских подводников: на его счету два потопленных транспорта водоизмещением в 42 557 брутто-регистровых тонн.
После войны в 1946—1949 годах А. И. Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского государственного торгового пароходства, в 1949 году — заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови. В 1949 году был осужден на три года лишения свободы по статье «За разбазаривание социалистической собственности». Наказание отбывал в 1949—1951 годах в Ванино. В 1951—1953 годах работал топографом Онежско-Ладожской экспедиции, с 1953 года — руководил группой отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон».
А. И. Маринеско скончался в Ленинграде после тяжёлой и продолжительной болезни 25 ноября 1963 года. Похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга. Здесь же неподалёку (Кондратьевский пр., 83) находится Музей подводных сил России им. А. И. Маринеско.
Звание Героя Советского Союза Александру Ивановичу Маринеско присвоено посмертно 5 мая 1990 года.

 

 

рассказать друзьям и получить подарок

About the author

Комментарии

Отзывов (3) на Атака века — выдумка дилетантов журналистов?”

  1. Мне нравится исторический материал. Правильно говорят:» Кто не знает своего прошлого — у того нет будущего.»

  2. И как это автору не влом столько времени на написание статей тратить, мы конечно очень благодарны, но вот я на такой альтруизм не способен

Ваш отзыв